Прощальный поцелуй

26.09.2012 [БлогоVO]


Кадр из фильма «Целуются зори». 1977г.
Дом № 66 по Советскому проспекту.


А это — сегодня.
Сносят

Город всё ещё прощается с этим домом — он оказался крепче, чем о нём говорили (рабочие жалуются, что цепи на пилах быстро тупятся) — главный фасад ещё держится.
Оказывается, я сняла в начале четвертый день разборки, потом выкладывала — старые фотографии с этим домом.
Алексей Молчанов для «Старой Вологды» нашел кадр из фильма с участием Дома.

Извините, дальше у меня цитаты и ссылки на различные статьи по этой проблеме, но и проблема не в конкретном доме, а шире.

«Есть ценности, через которые нельзя переступать»:

Отношение к старой застройке как к обреченному фонду можно наблюдать и сегодня, особенно со стороны властей и инвесторов. Это не касается официальных документов, это находится в их сознании, не способном увидеть ценность старой застройки. Проблема в том, что сохранение исторического центра любого города связано с решением целого комплекса проблем, вызванных современным развитием цивилизации. Эти проблемы общие для любой страны, любого города. Эти исторические территории появились несколько веков назад. Естественно, что условия жизни тогда были совершенно другими, не было никаких удобств, привычных современному человеку. И вся проблема исторических застроек, таким образом, заключается в том, что если не обустроить их в соответствии с требованиями цивилизации, то в этих домах, даже самых прекрасных, никто не захочет жить. Вот почему во всех цивилизованных странах исторические центры претерпели инженерную реконструкцию. Таким образом, там было сохранено все самое ценное, и в то же время даже самые старые здания располагают всеми современными удобствами. У нас же никто этим заниматься не желает и процесс совершенно запущен. Денег на реконструкцию не выделяется.

Ну и в какой-то момент произошла подмена и путаница понятий «средовая застройка», «памятник архитектуры». Выявленные памятники архитектуры — оказываются средовой застройкой, а прочее пустым местом (сначала, как фигура речи, а потом — буквально).

Ректор МАРХИ, академик Дмитрий Швидковский призвал не отделять понятие «памятник архитектуры» от остальной, так называемой «средовой застройки», являющей собой ткань исторического города как такового, и поэтому представляющую безусловную историко-культурную ценность. «Сохраняя отдельно взятый объект, вырывая его из контекста, несомненно нарушается цельность и образная сущность застройки старого города. Только сохраняя городскую среду, как самостоятельную субстанцию, можно сохранить колорит, аутентичность и градостроительную ткань старого города», отметил Швидковский.

И вот:
Развивающееся изучение архитектуры прошлого, ее популяризация и возрастающая историко-культурная ценность — факторы, которые пока никак не влияют на ее положение в современных условиях. Можно говорить о непреодолимой и все более увеличивающейся пропасти между научными подходами и жизненными реалиями. Действующий с 2002 года в целом довольно качественный закон № 73 «Об объектах культурного наследия» до сих пор не подкреплен необходимым пакетом подзаконных актов и на деле работает плохо, чему немало способствует отсутствие практики наказаний за нарушение охранного законодательства. Неизвестно практически ни одного примера, когда бы организации или люди, виновные в утрате или порче исторически ценной недвижимости, понесли хоть какое-то серьезное наказание. Сложившаяся ситуация лишь усиливает чувство вседозволенности и безнаказанности в данной сфере.

Негативным моментом законодательства является также отсутствие в его понятийном аппарате определения «памятника архитектуры». Применяющиеся понятия «памятник истории и культуры» и «объект культурного наследия» не являются ему полноценной смысловой заменой. В этом уже автоматически заключена неполноценность восприятия памятника как произведения архитектурного искусства, в котором необходимо сохранять наряду со многим и эстетическую целостность образа. Памятник у нас очень часто понимается лишь как материальное свидетельство старины, но не как результат художественного творчества предков.

Вторым итогом последнего десятилетия следует считать колоссальный масштаб потерь, тем более неожиданный после произошедшего на рубеже 1980-1990-х годов общественного пересмотра ценностей и всплеска массового интереса к «России, которую мы потеряли», к разным пластам ее истории и культуры — церковной, дворянской, купеческой. Многим тогда казалось, что все уцелевшие после катаклизмов XX века памятники со временем будут бережно восстановлены и органично задействованы в современной жизни, демонстрируя воссозданную связь эпох и поколений. Сегодня очевидна наивность тех прогнозов — экономика оказалась сильнее интеллигентских мечтаний о возрождении визуальных образов былой России, и романтический подход быстро сменился прагматическим.


Нельзя сохранить исторические города, уничтожив исторические застройки. Борьба за отдельные памятники и даже их сохранение ничего не меняет. Москва в этом смысле может служить наглядным примером: частично памятники есть, но город с его самобытностью ушёл. Нам не хватает желания и понимания того, что через некоторые ценности переступать нельзя. Для решения проблемы требуются совместные усилия властей и бизнесменов, а привлечь внимание к этой проблеме в Вологде пытается общественность, например Гражданские действия в защиту деревянной Вологды и охраны культурного наследия — НАСТОЯЩАЯ ВОЛОГДА и Вологодское отделение ВООПИиК.

Истина в том, что «историческая ценность» — понятие непреходящее и не коммерческое. Пока люди помнят историю, свидетельства материальной культуры будут иметь ценность. Кто-­то считает, что памятников у нас слишком много, хватит и потомкам. Вот только хватит ли?

Источник: Ольга
Автор: Ольга
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика