ДеАктивация-2, или ещё немного про городскую среду

26.09.2012 [БлогоVO]

Предыдущая заметка по поводу «Активации» вызвала немалую дискуссию. И в личку в контакте, и в комментах в «БлогоВо» писали самые разные мнения — кто-то хвалил, мол, так всё, правильно, кто-то ругал, что ерунду несу))) Ну, у каждого своё мнение, впрочем, моё — не изменилось. Многие апеллируют к примеру Эйфелевой башни, которую никто не любил, когда она появилась («Испортила облик великолепного Парижа!»), а теперь — вот те на, символ города. Но «раскладушки» на КамМосту вряд ли появятся даже на магнитиках или на фотографиях туристических путеводителей.

Бурная дискуссия вот тут заставляет задуматься о том, а как, в принципе, формировать городскую среду Вологды. Нашему городу с одной стороны повезло, с другой — нет. У нас великое множество деревянного зодчества (даже то, что осталось после бесчисленных сносов — все еще великое множество, да-да). И с этим великим множеством непонятно что делать, потому что дерево — материал недолговечный, и добрая часть этого архитектурного наследия неумолимо превращается в бараки и сараи, как верно (к сожалению, верно) упомянул сей господин.

Есть опыт Томска. Очень позитивный опыт, не спорю. В Тюмени я тоже видел практически целую улицу из великолепно сохранившихся и неплохо отреставрированных деревянных домов. Только у нас таких улиц (где все деревянные дома — безусловные шедевры и памятники зодчества) почти не осталось, если не считать (с большой долей условности) квартал на Засодимского. То, что там сейчас возводится рядом с «Резным палисадом» — уже грубейшее вмешательство в историческую застройку. Остальное всё жуть как разрознено. На Герцена немногочисленные особняки зажаты пятиэтажками и громадой «Ростелекома», на Кирова и Мальцева чередуются с панельно-блочными домами, то, что творится в Верхнем Посаде в районе Ударников-Воровского — вообще мрак и ужас полная эклектика. На Благовещенской рядом с реставрируемым домом Кирхогланина — дурацкое здание «Шанталя»... Среда-то, увы, разрушена. «Томск» может с изрядной долей условности получиться только в квартале вокруг улицы Засодимского. Воссоздать булыжную мостовую, привести в порядок храмы....

Градозащитники, конечно, молодцы. Но все же. Они бьются буквально за каждый старый дом, когда далеко не все из них представляют собой украшение города. Кирова, 32 — безусловно жалко будет, если его уничтожат. Шикарный дом. Чем жалко, например, снесенный дом на Маяковского, 3, — мне не очень понятно. Обычная деревянная двухэтажка, пример средовой застройки (когда снесли, кстати, с набережной стало хорошо видно храм Варлаама Хутынского в новом ракурсе — это уже моё кощунство фотографа). Понятно, что есть законы, которые надо соблюдать, и тут у меня вопросов нет. Но, к сожалению, у нас сейчас любые развалины, даже те, что стоят в центре города и могут вот-вот обвалиться, могут являться памятником федерального значения, и к ним даже прикоснуться нельзя. Такое впечатление, что комиссия, которая эти памятники выявляла, заносила в таблицы всё в кучу и без разбора. Вот почему в моей родной Тотьме Входоиерусалимская церковь — памятник федерального значения, а аналогичная ей Воскресенская, со схожей конструкцией, более древняя, правда, не отреставрированная в полной мере — регионального? Та же странная логика порой и с вологодскими деревянными домами.

Во всяком случае, предки оставили нам вологодское деревянное зодчество, за которым до сих пор едут в наш город туристы. Да-да, как ни странно, именно за ним, а не за Вологодским кремлём очень часто едут. Я никогда раньше не думал, что домом Воробьёва на Засодимского можно восхищаться больше, чем Софийским собором. Теперь, поездив по России, понимаю, что вполне можно.

А мы оставим потомкам уродивый «Шанталь», «Атриум» и раскладушки на Каменном мосту. Поедут ли за этим туристы лет через ...дцать?

Автор: Алексей Новоселов
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика