Железная дорога - Москва-Воркута: Архангельская и Печорская магистрали

03.09.2012 [БлогоVO]

Если ехать от Москвы до Воркуты на поезде, можно увидеть за окном много интересного. Маршрут поезда пролегает по двум знаменитым северным магистралям — Архангельской магистрали, построенной купцом Саввой Мамонтовым и Печорской магистрали, построенной, в основном, силами заключенных в невыносимых условиях тайги, тундры и вечной мерзлоты.



За двое суток пути поезд пересекает Московскую, Ярославскую, Вологодскую, Архангельскую области и практически всю республику Коми...



Дорога от Москвы до Воркуты начинается на Ярославском вокзале, там же, где официально начинается Транссибирская магистраль. Об этом повествует стилизованный километровый столбик:


Соседний с поездом «Москва-Воркута» путь занимает поезд «Москва-Благовещенск», ломящийся от туристов.


Ровно столько стоит путешествие из столицы на крайний север. В принципе, цена вполне разумная. До Воркуты можно добраться и самолетом, полет занимает около 3 часов, но цены на самолет воплощают собой верх идиотизма: 15 000 рублей в одну сторону. Для тех, кому это дорого, есть бюджетный плацкарт с традиционным запахом носков и нетрезвыми вахтовиками, а сумасшедшие могут воспользоваться для поездки в Воркуту сидячим вагоном за какие-то смешные 1500 рублей.


Поезд трогается и начинает двигаться в северном направлении. Первые часы пути за окнами мелькает местность, характерная для средней полосы России:




Вагон пуст — желающих ехать летом на север крайне немного. Забегая вперед, отметим, что таким же пустым он и останется до самого конца пути. В наше купе так никто и не сел.


Вагон — самый обычный коричневый аммендорф с аутентичными окнами, которые можно было открывать и высовываться в них.


Стерильный туалет. Добросовестные проводники мыли его два или три раза в день на протяжении всего пути. Такого сервиса от «пятьсотвеселого» поезда я никак не ожидал...


...а пока поезд едет по Ярославской области. Это едва ли не самый быстропроезжаемый участок маршрута — почти 300 километров от Москвы до Ярославля поезд преодолевает за 4 часа. По дороге попадаются небольшие полустанки с вокзалами, выстроенными в стиле, характерными для Архангельской магистрали, по которой и проходит первая часть пути.


Вплоть до самого Ярославля местность за окном не претерпевает каких-либо значительных изменений: лесочки и лужочки.


Наконец, поезд достигает Ярославля, пересекая уже в черте города реку Которосль:


Ярославль-Главный — первая длительная стоянка поезда, занимает почти 40 минут. Этого как раз хватает на то, чтобы бегло ознакомиться с вокзалом и его окрестностями. Вот, собственно, вокзал:


А вот памятник Савве Мамонтову, построившему Архангельскую магистраль, на фоне карты Северной железной дороги, нарисованной на стене ближайшей станционной постройки.


При внимательном рассмотрении карты обнаруживаются вопиющие неточности. От Котласа до Микуни, согласно этой карте, ехать чуть ли не 15 минут, Сосногорск у авторов карты переехал в середину ветки, ведущей на Троицко-Печорск... Стыд и позор!


А вот так выглядит привокзальная площадь Ярославля. Судя по всему, с момента отбывания мной в этом городе военных сборов в 2009 году, он изменился очень мало.


За Ярославлем железная дорога пересекает по мосту Волгу.


Совсем уже северные полустанки в маленьких деревнях. Тем не менее, какая-никакая инфраструктура в виде платформочек с перилами тут присутствует. Немногочисленные пассажиры ждут вечернюю электричку на Ярославль:


А поезд продолжает двигаться на север.


Следующая остановка — Данилов, станция стыкования и по совместительству узловая станция, на которой от Архангельской магистрали отходит ветвь на широтный ход «Санкт Петербург — Киров», так называемый северный ход Транссиба.


Кроме этой детали ничего примечательного в данном городке нет, и об этом наглядно говорит вид с переходного моста станции:


Длительная стоянка всех без исключения поездов порождает массу уличных торговок. Торгуют буквально всем — от вареной картошки и соленых огурцов...


..до плюшевых игрушек. Хотя с трудом можно представить, что кто-то покупает плюшевые игрушки по пути следования в поезде.


Местный житель с любопытством взирает на поезд, отправляющийся дальше. Видимо, читает название маршрута на табличке..


Тем временем, за окном начинается Вологодская область с аккуратно вспаханными и засеянными полями.


Участок леса, где в 2010 году пронесся смерч. Подробнее написано у varandej в этом посте. Как видим, с тех пор никто даже и не почесался, чтобы хоть как-то привести это место в порядок.


Зато здесь гордятся гражданством РФ! Самый обычный деревенский домик на станции Бакланка несет на себе гордо развевающийся российский флаг:


А затем поезд достигает станции Грязовец. Именно здесь, на платформе этой станции снималась начальная сцена знаменитого советского треш-фильма «Город Зеро». Примечательно и то, что герой фильма высаживался из поезда, следовавшего на Воркуту (видно на маршрутной доске поезда).


А в целом — самая обычная линейная станция в обычном провинциальном городе.


Вечереет. На подъезде к Вологде вдали вырастают облака фантастической грибообразной формы:


Несмотря на то, что мы едем на север, леса на какое-то время сменяются практически сплошными полями.


Деревьев здесь совсем немного, местность больше похожа на лесостепь в Воронежской области.


Непосредственно перед Вологдой поезд проходит без остановки огромную сортировочную станцию с идиотским названием Лоста (помните сериал Лост на первом канале?). Станция Лоста является одной из крупнейших сортировочных станций в европейской части Росссии: здесь Архангельскую магистраль пересекает широтный ход Санкт-Петербург — Киров, точнее не совсем пересекает, а на каком-то отрезке эти дороги оказываются совмещенными. Здесь же находится локомотивное депо (ТЧ-11), открытое в 2004 году.


Сама же Вологда с поезда смотрится весьма обычно, если не сказать уныло: панельные пятиэтажки, перемежающиеся кирпичными многоэтажками...


Один из видов продукции здешних краев — лес в хлыстах:


Вологодский вокзал — довольно крупный по провинциальным меркам:


На крыше вокзала установлен маленький но красивый флюгер с надписью «Вологда»


Рында. Сразу вспоминается знаменитое «Верните мне мою рынду, бл#»... Больше на вокзале Вологды смотреть не на что.


По отправлении из Вологды слева по ходу поезда видны постройки Спасо-Прилуцкого монастыря. Спасо-Прилуцкий монастырь был основан в 1371 г. святым Дмитрием Прилуцким — учеником и последователем преподобного Сергия Радонежского. В 1812 г. здесь хранились сокровища патриаршей ризницы, Троице-Сергиевой лавры и ряда других московских монастырей и соборов. После революции в нём размещались колония для беспризорников и пересыльный лагерь для раскулаченных, впоследствии — войсковая часть. Чего только здесь не было... В настоящее время монастырь действует по прямому назначению.


Феерические вечерние вологодские зори, давшие название фирменному поезду Москва-Вологда:




В полях собирают сено:


Ночью поезд достигает станции Коноша-I в Архангельской области. На этой станции происходит прощание с Архангельской магистралью: дальше маршрут сворачивает на восток. Заодно кончается и электрификация — Печорская магистраль полностью на тепловозной тяге.

Обратите внимание на то, как здесь светло ночью — в третьем часу ночи небо лишь слегка темное.


А внутри вокзала нас ожидают впечатляющая выставка детских рисунков. Рисовали учащиеся местных художественных школ. Есть и каляки-маляки, есть и впечатляющие рисунки.


Из железнодорожных артефактов стоит отметить шикарное наборное расписание времен МПС (а, возможно, и СССР).


Самый красивый участок дороги от Коноши до Валдеево из-за темноты заснять не удалось. Утро же началось вот на этой станции:


Станция находится в поселке с одноименным названием, окруженным лесами и непролазными болотами. Дорог во внешний мир (кроме зимника) нет, проехать можно разве что на тракторе. Ну и вот на поезде. В самом поселке страшная грязь, лужи и унылые бараки. Зато есть магазин № 21.


Печорская магистраль в окрестностях станции Сенгос. Стоит отметить, что кривые на этой дороге — исключение, в основном она состоит из прямых как стрела отрезков.


Кругом — посеревшие и скукожившиеся от времени суровые северные деревни с выбитыми глазницами некрашенных домов. Пейзажи сии навевают неимоверную тоску...


Гнетущее впечатление северной разрухи немного разбавляют относительно приличные бараки железнодорожников на редких полустанках. Но и они окружены покосившимися сараюхами и сортирами:


А суровость и нищета неумолимо напоминают о себе. Вот поселок городского типа Удимский.


От «городского» в нем присутствуют разве что двухэтажные бараки.


Железная дорога небольшими порциями поворачивает к северу, открывая взору длинные прямые участки. Ветер доносит до конца состава дым и вонь тепловозной солярки...


Начинается пойма Северной Двины:


Сама река. Даже в среднем течении она огромна — ширина ее русла никак не меньше ширины русла Волги:




Проследовав мост через Северную Двину, поезд прибывает на станцию Котлас-Узловой:


Тепловоз перецепляется в хвост состава, дабы повести поезд на станцию Котлас-Южный.


Далее тепловоз опять перецепят в голову состава и поезд пойдет дальше на Воркуту, проехав еще раз Котлас-Узловой. Все эти разъезжания туда-сюда обусловлены отсутствием возможности повернуть на Котлас-Южный непосредственно с моста через Северную Двину. Хотя уже могли бы давным-давно построить петлю от Котласа-Узлового на ветку Котлас-Киров. Но, видимо, дешевле тратить время пассажиров и машинистов и солярку.

Котлас-Южный. Ремонт вокзала все идет и идет, и несть конца ему:


Привокзальная площадь с паровозом-памятником и инфернальными лужами на мятом асфальте. За кадром остались страшнейшие заброшенные деревянные бараки, если не знать о них, то, в принципе, выглядит в пределах допустимого, разумеется с поправкой на Российскую глубинку:


Чайки гадят на голову бронзового Владимира Ильича:


К автобусной остановке подъезжают буханки завода ПАЗ...


...следующие до местных городишек и деревенек, обделенных таким благом цивилизации как железная дорога:


В общем, жизнь кипит. А мы едем обратно мимо ободранного и заброшенного элеватора. По всей видимости, это окрестности станции Мостозавод:


Следующая остановка поезда — Сольвычегодск. До настоящего Сольвычегодска отсюда еще километров дцать, тем не менее станция выглядит куда приличнее, чем вокзал крупного города и райцентра Котласа:


Здесь стоит памятник жертвам строителям Печорской магистрали — сотням, тысячам безымянных заключенных, строивших дорогу в нечеловеческих условиях среди тайги, тундры, вечной мерзлоты, в пургу и тридцатиградусную жару, задыхаясь от холода и гнуса. Мороз пробирает по коже при виде этого простого строгого монумента...


Пырский. Так называется станция немногим далее Сольвычегодска:


К востоку от Котласа вдоль железной дороги тянутся огромные непроходимые болота. Это, например, болото Рада:


Название вот этого болота выяснить не удалось.


«Русские называют дорогой то место, где собираются проехать» — такая цитата невольно вспоминается при взгляде на то, что здесь служит дорогой. По такой дороге проедет разве что лесовозная фура, трактор, да грузовик-вахтовка...


В общем-то это и есть основной транспорт здесь — основная продукция Архангельской области это лес. Лес, лес, лес, ничего больше. Нищая область сидит на деревянной игле.


Подобным же образом выглядит юг внезапно начинающейся за окном республики Коми: наваленные до небес сосновые хлысты на станции Мадмас:


Здесь еще есть жуткие руины, подобные уже виденным в Архангельской области: если не знать о местонахождении границы, сложно определить, где кончается один регион и начинается другой. Гнилой сарай несет на себе гордую табличку «ЭЛЕКТРОЦЕХ»:


Если административная граница Архангельской области и республики Коми проходит где-то вблизи станции Мадмас, то на глаз разница становится очевидна после пересечения реки Вычегда. Кстати, река не менее впечатляет, чем Северная Двина:


Поезд здесь идет на северо-восток, и природа за окном начинает постепенно меняться. За Вычегдой начинается южная тайга с преобладанием хвойных деревьев:


Безлюдные пейзажи изредка прерываются следами жизнедеятельности людей:


Микунь — крупная узловая станция в южной части республики Коми. Поезд здесь стоит около 20 минут, входит и выходит большое количество пассажиров. От станции отходят «усы» на Вендингу и Сыктывкар, люди пересаживаются здесь на местные поезда.


Вид с моста. Туда через некоторое время поедет наш поезд:


Своих пассажиров ожидает и автозак федеральной службы исполнения наказаний:


Привокзальная площадь. Сравните с увиденным в крупном городе Котласе. Здесь разница в доходах соседних регионов особенно бросается в глаза:


К северу от Микуни поезд пересекает по мосту реку Вымь:


А затем в лесу возникают аккуратные домики. Это город Емва, в котором находится станция Княжпогост.


Собственно вокзал. Точно такой же вокзал есть в Сосногорске, дальше по ходу следования поезда.


Самые облупленные дома города. Вспомните ПГТ Удимский...


Очередная река, название ее установить не удалось. Поодаль видно место ее впадения в Вымь:


Типичная линейная станция на магистрали: пост ЭЦ, он же вокзал, сарай (или сортир?), трансформаторная будка и некое подобие платформы. Впрочем, пассажиропоток здесь настолько невелик, что большего и не нужно.


Дорога продолжает сворачивать севернее.


К вечеру поезд достигает Ухты.


Крупная сортировочная станция в крупном городе. За станцией видно гору Ветласян, на которой находится голова Ленина. Когда-то эта голова еще и светилась в темноте, затем подсветку разворовали.


Частный сектор города. Вот такие вот весьма небедные домики присутствуют здесь.


Железная дорога проходит здесь прямо под склонами горы.


Справа гора, а слева — долина реки Ухта.




Сосногорск. Тоже крупная станция, от которой отходит ветка на Троицко-Печорск. В отличие от фантазии составителей карты на стене в Ярославле, Сосногорск находится непосредственно на магистрали. Правда, еще есть станция Сосногорск-II, но сомнительно, чтобы там речь шла о ней.


Вокзал Сосногорска я фотографировал на обратном пути, а на самом деле солнце уже садится:


Расстояние до Москвы уже как от Адлера, тем не менее, до Воркуты остается ехать еще почти 700 километров.


Люди прогуливаются около плацкартного вагона. В нашем же вагоне тем временем осталось не более 5 человек.


Дорога к северу от Сосногорска идет по сплошной тайге.


Станция Керки. Керки на языке коми означает «избы», «дома». Несколько домов здесь и в самом деле имеют место быть, наряду с древним «запорожцем» на помосте из старых шпал. Интересно, куда тут на нем можно проехать?


Потому что цивилизация здесь уже закончилась совсем.


Поезд едет дальше в «ночи». До конца здесь уже не темнеет.


Огромная река Печора около одноименного города. Поезд пересекает ее ночью.


Тайга. Обратите внимание на форму крон ели, насколько она отличается от привычных нам среднеевропейских пушистых елочек.


Ну вот уже и солнце вышло. Снимок сделан в 3 часа .. ночи? утра?


Приток Печоры — река Уса. Даже эта река по размерам не уступает Волге в ее среднем течении. Снимок сделан на обратной дороге, поэтому так темно.


Вдруг в тайге возникают заболоченные проплешины, за которыми видно вершины гор Полярного Урала:


Здесь уже нет никаких признаков человеческой жизнедеятельности


Вдоль дороги тянутся проводные линии связи, разумеется, давно уже не работающие. Но вывозить из этих ебеней провода, чтобы сдать их на переработку, крайне невыгодно. Так все это и гниёт.




Бараки железнодорожников на разъезде Шор. Или Пышор. Или Пернашор. А может быть Амшор? Я не помню, на каком из них, до того они все похожи. Судя по времени съемки, кажется, это все-таки Пернашор...


Сейда — последняя длительная стоянка поезда перед Воркутой. Не смотря на то, что узловой формально является станция Чум, от которой отходит единственный «живой» отрезок трансполярной магистрали Чум-Лабытнанги, местный поезд «Воркута — Лабытнанги» ходит с обязательным заездом в Сейду, имея на ней немыслимые стоянки часа по полтора-два. Воркутинский поезд стоит здесь 23 минуты, во время этой стоянки пассажиры штурмуют местный магазин.


После Сейды тайга кончается и начинается лесотундра:




Мост через реку Сейда. Через несколько минут поезд поедет по нему. Что интересно, все железнодорожные мосты здесь неохраняемые.




Справа по ходу виднеется уже знакомая нам река Уса


Проводник принес книгу отзывов. В ней обнаружилось вот такое упоминание. Пьяные вахтовики — это не миф!


А за окном уже тундра.


Из-за вечной мерзлоты путь постоянно пучит. Скорость, с которой здесь идет поезд, не превышает 60 километров в час.


Где-то там только что мы ехали. Путь проходит на насыпи, с которой открывается впечатляющий вид на местные «дороги» — колеи в грязи, по которым едва ли пройдет гусеничный бульдозер.


Разъезд Кыкшор. Здесь железнодорожники и не живут, все работают вахтовым методом. Просто потому что жить здесь невозможно — кругом нет ничего. Абсолютно ничего.


Еще один мост через какую-то тундровую речку, которых великое множество:


Разъезд Песец.


В принципе, названием станции все сказано. Комментарии тут излишни...


Сарай сей еще помнит времена МПС РФ, судя по табличке.


Наконец поезд прибывает в Воркуту.


Поезд тут же отмывают от грязи и копоти.


Так заканчивается поездка по Печорской магистрали. Сама магистраль на этом не заканчивается, а идет до поселка Северный, где находится станция Аяч-Яга, но там уже общедоступного пассажирского сообщения нет. Наше путешествие длиной в 2264 километра завершено.

Источник: alchemik87
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика