ИЗВИНИТЕ, АЛЕКСЕЙ

20.08.2012 [БлогоVO]

Именно так, фамильярно, по имени, — «Извините, Алексей», — обратился Владимир Владимирович Путин к Алексею Александровичу Мордашову на XIX съезде РСПП 9 февраля 2012 года [1]. Никакого криминала в этом, конечно, нет. И все было бы хорошо, если бы мы не видели и не чувствовали последствий слияния бизнеса и власти в страстном поцелуе. Когда олигархат не самыми законными методами удваивает, утраивает, учетверяет свои капиталы под «крышей» начальников из самых высоких кабинетов. Куда, скажите, можно пожаловаться на Алексея? Если он для самого Путина Алексей.

Приобрел себе Алексей долю в ОАО «Силовые машины». Приобрел не напрямую, а через подконтрольную офшорную компанию Highstat Limited. В декабре прошлого года Highstat Limited выкупила у Siemens блокпакет «Силовых машин» (25% + 1 акция). Итого у подконтрольных Алексею структур оказалось 95,30% акций «Силовых машин». По закону (глава XI.1 Федерального закона «Об акционерных обществах») Highstat Limited должна была в течение 35 дней с момента покупки направить всем миноритарным акционерам обязательное предложение о выкупе их акций. Причем цена выкупа должна быть не ниже их средневзвешенной цены, определенной по результатам торгов на рынке ценных бумаг за шесть месяцев, предшествующих дате направления обязательного предложения в федеральный орган исполнительной власти по рынку ценных бумаг. В случае с Алексеем это минимум 6,40 руб. Алексею, видимо, показалось, что это дорого. И он сделал следующий финт.

Накануне Нового года, 27 декабря 2011, «Силовые машины» принимают решение о делистинге, и в тот же день — удивительная прыть — биржа прекращает торги акциями [2]. При этом обязательное предложение о выкупе так и не делается. ФСФР (Федеральная служба по финансовым рынкам) погрозила Алексею пальчиком: направила ему в начале февраля письмо [3]. Но для Алексея ФСФР не указ. Мы же знаем, с кем у него есть отношения. Он выждал более полугода (вместо положенных 35 дней), чтобы цену выкупа нельзя было определить по результатам биржевых торгов, и сделал-таки предложение купить акции по 4,53 руб [4]. Причем цену определил независимый оценщик «Новая оценочная компания» [5]. Посмотрите: 5 томов отчета, отчет конфиденциальный, запрещается публиковать отчет целиком или по частям. Как же миноритарному акционеру, купившему на свою зарплату несколько акций, оспорить оценку в суде? Ведь у него нет ни информации, чтобы проверить оценку, ни средств, чтобы обратиться к альтернативному оценщику. А потребуется минимально несколько миллионов рублей.

Но и это не все. Пока миноритарии жаловались в ФСФР, в Правительство, самому президенту, Алексей время даром не терял. Он продал около 9% акций некоей структуре [6]. Вопрос — зачем? Он покупатель или продавец? У миноритарных акционеров есть обоснованное подозрение, что Алексей хочет консолидировать все 100% акций «Силовых машин». Поэтому он искусственно создает ситуацию, при которой будет возможно выкупить акции миноритариев принудительно. Газета РБК-daily так и пишет: «на горизонте замаячил принудительный выкуп» [7].

С принудительным выкупом вопрос вообще интересный. Соответствующая новация была введена Федеральным законом от 05.01.2006 N 7-ФЗ. Инициировали поправки четыре представителя «Единой России»: Владислав Резник, Виктор Плескачевский, Павел Крашенинников и Владимир Плигин. Инвесторы резко возражали против предлагаемых поправок в части принудительного выкупа акций. Газета «Ведомости» приводила заявление главного управляющего компании Firebird Management Иана Хаага: «Предлагаемые поправки имеют все шансы занять свое место в одном ряду с ваучерными пирамидами, банковскими дефолтами и девальвацией рубля, продолжив серию конфискационных действий, предпринятых по отношению к гражданам России начиная с 1991 г.» Резко против этих поправок высказывался и главный управляющий директор Hermitage Capital Management Уильям Браудер: «Путин не должен позволить олигархам — основным акционерам крупных российских компаний — посеять панику на российском фондовом рынке» [8]. Тем не менее, поправки были приняты с косметическими изменениями. Никаких санкций для нарушающего закон мажоритарного акционера не предусмотрено. Самые худшие опасения инвесторов вполне оправдываются. Как справедливо заметил А.М.Токаев, «порядок определения цены принудительного выкупа акций в соответствии с действующим Законом стал основным инструментом для массового вытеснения российских миноритариев из корпораций и фондового рынка. Делается это при переходе компаний в частные руки, при слияниях и поглощениях, консолидации, банкротстве, эмиссии и конвертации ценных бумаг. Словом, почти во всех реорганизациях и корпоративных конфликтах из акционерного общества выдавливаются миноритарии, увеличивая социальное расслоение в обществе и усиливая деформацию структуры капитализации российского фондового рынка» [9]

После вытеснения мелких акционеров мажоритарий не просто приобретает полный контроль над акционерным обществом, но и получает компанию, полностью закрытую от общественного контроля. А тут еще и акционер находится под иностранной юрисдикцией. Допустимо ли это для «Силовых машин», крупнейшей в России энергомашиностроительной компании, занимающей 4-е место в мире по объему установленного оборудования?

Но для Алексея можно все. Алексей идет проторенной дорожкой. Ведь самый простой путь для увеличения капитала в России это близость к власти. А простому гражданину и бывшему акционеру Васе никакие суды не помогут. Иди, Вася, гуляй! Никто не скажет тебе: «Извини, Вася».

Источник: Veronica Victuk
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика