Дипломатический корпус . Отъезд из Вологды

23.07.2012 [БлогоVO]
Моя новая книга с таким названием увидит свет в августе 2012 г. Она посвящена событиям русской революции и Гражданской войны, увиденным глазами дипломатов стран Антанты. Значительная часть произведения посвящена пребыванию дипломатов в Вологде. Они находились в нашем городе с 1 марта по 25 июля 1918 г. сделав Вологду, по замечанию американского посла Френсиса, «дипломатической столицей России».
Предлагаю читателям сокращенные варианты нескольких глав. Ровно 94 года назад, 23 июля 1918 г. дипломатический корпус, из — за сильнейшего давления со стороны большевиков, был вынужден покинуть Вологду. Впрочем, сделать это оказалось не так просто. События этих дней в нижеследующем отрывке:

Утром 23 июля 1918 г. на совещании руководителей миссий дуайен дипломатического корпуса Френсис сказал: " мы уезжаем из Вологды, сегодня же вечером в направлении Архангельска. Решение принято".

Собравшиеся не возражали.

Легко сказать, выезжаем. В городе военное положение и ничего без разрешения сверху не делается, не помогут ни связи, ни договоренности.

Вагоны, оплаченные на месяцы вперед стояли на станции в тупике. Из них составили целый поезд, куда кроме спальных вошли служебные и багажные вагоны.
-В России сделать что либо неимоверно сложно, но это единственная страна, где самые невозможные вещи в конце концов случаются, -успокаивал секретарь посольства граф де Робиен племянницу французского посла,- все устроится и мы уедем отсюда.

Чичерин между тем прислал дипломатам очередную телеграмму: " Я самым искренним образом прошу Вас покинуть Вологду, приезжайте сюда. (в Москву) Опасность приближается«. Нарком сообщал о каком то надвигающемся сражении, которое непременно уничтожит все посольские дома вместе с имуществом и людьми. Дипломаты недоумевали, кругом было тихо.

К вечеру вагоны дипломатического поезда были составлены, пассажиры заняли свои места и стали ожидать отправления.
-Паровоза без разрешения из Москвы не будет, — предупредил начальник станции.
Все время до этого он выражал союзникам симпатии и утверждал, что в течение часа в любой день отправит миссии из Вологды в нужном направлении.

-Как же так?
-А вот так, вы уедете, а я за всё отвечай. Извольте связаться с Москвой.

-Чичерин прислал телеграмму в которой возражает по поводу нашего отъезда в Архангельск!- сообщил французский посол Нуланс, если у нас свобода выбора, то почему нельзя ехать туда, куда захотим?
— Архангельский Совет не принимает,- вступил в разговор английский поверенный в делах Линдлей,- я знаю этих товарищей, три недели назад имел удовольствие общаться. Видимо они ещё не всё союзное имущество вывезли со складов и свидетели им не нужны.
-Каких складов? Что вывезли?-забеспокоился итальянский посланник делла Торретта.
-С Архангельских складов в Бакарице, там союзные склады военного имущества, которые большевики вот уже более месяца вывозят на пароходах вверх по реке, пояснил англичанин.
-Но это же чужое имущество!
-Я тоже так думал,- сказал Линдлей, но товарищ Павлин Виноградов из Архангельска объяснил, что все это оплачено кровью русских солдат.
-Демагоги!
-Это не только его мнение, это мнение руководства большевиков.
-Где господин Френсис?- спросил французский посол.
-Он вернулся в посольство и играет в покер. Он приказал известить его, как только будет получен результат и все готово к отправке.
-Возмутительно!

Неожиданно перрон наполнился вооруженными солдатами.
-В чем дело?
-Всем занять места в вагонах, никому не выходить. Нарушители будут арестованы и расстреляны.
-Напоминает Финляндию,- скептически заметил Нуланс, — надо возвращаться в посольства и рассылать протесты.
-Нельзя, господин посол, все архивы упакованы, как только мы покинем состав, они тот час угонят поезд в Москву и будут счастливы ознакомиться с нашими бумагами, — заявил де Робиен.

Граф вышел из поезда, чтобы проводить до площади одного из сотрудников и тут же был арестован. Дипломаты взирали на это из окон вагона. Бесстрашная племянница посла мадемуазель Фесса с распущенными волосами в одном халате выскочила из купе и бросилась на шею к графу.
-Что они хотят сделать?
Рядом с ней билась в истерике горничная. На подножке вагона рвал на себе волосы от негодования сербский посланник Сполайкович.

Нуланс выглянул в окно, увидел бедственное положение своих сотрудников и с грустью произнес:
-Подумать только, и всё это время Френсис играет в покер.

Положение спас Линдлей. Он заговорил по английски с одним из солдат и тот стал ему отвечать.
-Он работал в Англии на заводе,- прокричал поверенный остальным дипломатам. Я сейчас узнаю в чем дело.

Тем временем арестованных французов увели. Дамы зарыдали. Положение дипломатов все больше напоминала коллапс. Неожиданно появилось должностное лицо, которое взяло на себя контроль за ситуацией вокруг поезда.
-Комисар Лапин,- представился он дипломатам,- уполномочен охранять экстерриториальные вагоны.
-Верните наших людей!- закричал Нуланс.
-Не волнуйтесь, разберемся.

Через некоторое время де Робиен вернулся к поезду. Он пришел в сопровождении комиссара Лапина, который хотел отдать новый приказ по караулу, разрешить дипломатам курсировать между вагонами. Неожиданно начался ливень и выполнять приказ стало некому.
-До утра, -приложил руку к мокрой фуражке Лапин,- мы ожидаем телеграмму Чичерина.

Наступило 24 июля, спектакль продолжался. Целый день Френсис составлял аргументированный ответ на телеграмму Чичерина, обосновывая отказ дипломатов ехать в Москву. Теперь терпение потеряли все без исключения главы миссий, даже добродушный Линдлей.
-Скоро ли это все закончится?!

Чичерин опять прислал уклончивый ответ, в котором говорилось, что оставаться в Архангельске дипломаты не смогут и должны будут покинуть страну.

-Ну что же, оптимистично заявил Френсис, обстановка подскажет.

Около часу ночи уже 25 июля дипломатический состав наконец то тронулся в путь. Робиен, который за сутки дважды пережил арест и сорвал голос, командуя распределением грузов, притулился у окна. «Де жа вю»!
Когда то весной он, измученный общением с большевиками на станции Белоостров, стоял у окна, смотрел на финские пейзажи мечтал о возвращении на родину. С тех прошло почти полгода, Изменилась страна из которой он уезжал весной и в которую был вынужден возвратиться спустя месяц, изменился мир в котором они жили все это время.

Робиен смотрел на башни Прилуцкого монастыря, едва различимых в сумерках еще не темных северных ночей. Он точно знал, что поезд движется на Север, но не имел ни малейшего понятия, как их встретят в Архангельске. "Нас несло на встречу новым приключениям",- пришла на ум заезженная фраза из романа. Она очень подходила к создавшемуся моменту, и он занес её вместе с воспоминаниями о той ночи в дневник.

Вологодский период в жизни посольств закончился, впереди были новые горизонты.

Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика