Маза в седьмом Семизерье

02.07.2012 [БлогоVO]

Обзор. Продолжение. Начало: http://al-an-dudkin.livejournal.com/182231.html

В седьмом «Семизерье» 288 страниц. Из них около ста имеют прямое отношение к Мазе, к Мазскому сельскому Совету. О своих сорока я напишу чуть позже. Сейчас же о других авторах.

Самый важный для меня материал — исследование вологодской поэтессы и филолога, фольклориста Леты Югай «Ты не ходи да на Забыть-реку, ты не пей да забытной воды...». О причитаниях похоронно-поминального цикла в Кадуйском районе Вологодской области. А кадуйские причёты в основном записаны в нашем и двух соседних сельсоветах.

Лета Югай цитирует причёт Сиры Афанасьевны Китовниной (для меня она — тётька Сира). Плакальщица объясняет покойнице, как надо отвечать при встрече на том свете на вопросы родных. А знание своего места при жизни помогает их найти после смерти.

Она спросит, горюша бедная,

А ты откуды да с кою сторону,

А ты скажи-то да ей, Марусенька,

А уж как я-то да сиротиночка,

Уж как области да Вологодские,

А района да я Кадуйского,

А сельсовета да буду Мазского,

А из деревни да Заэрап

А уроженка да Китовнина,

А жена-то да буду Фотина,

А тут тебе-то да попризнается.




Лета Югай пишет, что обряд проводов на Забыть-реку и сам образ «Забыть-реки» не встречается больше нигде. Только в причётах, записанных в Кадуйском и Белозерском районах Вологодской области. «Река в народной культуре служит символом границы. Тоска часто ассоциируется с жидкостью, в том числе, с забытной водой: «во многих случаях забывание оказывается простым синонимом избавления от тоски». Связь забвения и воды также прослеживается и в других жанрах: например, в заговоре от тоски, причём эта связь видна как на словесном, так и на акциональном уровне (уровне действия). Эти наблюдения подтверждаются записями, сделанными нами летом 2011 года в д. Шоборово. «А это как раньше было: если пойдёшь на забудь-реку, то призабудёшься», — комментирует образ Забыть-реки Зоя Степановна Сазонова. «Легче будет», — добавляет Мария Петровна Петрова. Для избавления от тоски нужно стать посреди реки, умыться, поклониться Богу, помолиться и трижды сказать: «Куда вода течёт, туда тоска моя пускай идёт». Мария Петровна вспоминает другой текст, слышанный от матери: «Ты быстрая, ты шустрая. Тебе речка на теченье, а мне рабе Божей на излечение».

Миниатюры из записной книжки Алексея Башкирова (в настоящее время он служит в одной из вологодских церквей) в основном посвящены деревне Капчино, из которой родом его мать. И в которой он и его брат Андрей проводили в своё время летние каникулы у бабушки.

Многое А. Башкировым записано именно со слов матери: «В марте сорок второго года мама пришла с окопов. Она скидывала снег с овина в деревне Капчино. Вспоминает: „Вдруг налетели самолёты с крестами. На станции ещё не было зенитной установки. Я заметила наш „ястребок“. Он вёл бой с немцами, а потом задымил и пошёл вниз. Раздался взрыв... Я заревела и побежала домой“. Летом приезжал военспец на место падения. Стали копать, но ничего не смогли сделать. Самолёт врезался в берег реки и без насосов работать было невозможно. Нашли карандаш и ещё что-то. Сейчас там стоит памятник...».

Дачница из Уйты Наталья Миняева представлена небольшим лирическим рассказом о своей деревне и стихами:

Вот однажды, не выдержав паровозного зова,

Я вскочу на подножку вагона любого.

И недели разлуки в недели сожмутся,

Мои руки с твоими навеки сомкнутся.

Мне бы только увидеть глаза твои синие,

Мне бы только сказать, как люблю тебя сильно я.

При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика