Судьба педагога

04.06.2012 [БлогоVO]

Обратиться к теме сталинских репрессий меня заставила активизация апологетов «вождя народов», внушающих людям, что всё было в те времена не так уж плохо и массовые расстрелы, если и были, так в «расход пускали» за дело. См, например:http://newsvo.ru/blogovo/1372/. В связи с этим расскажу одну вологодскую историю, каких было множество в годы «большого террора». Оговорюсь сразу же, чтобы не было проблем с Законом «О персональных данных» фамилии действующих лиц немного изменены.
Мои дальние родственники Муромские представители культурной сельской элиты, часто рассказывали о судьбе своего отца, работавшего учителем в Усть-Кубинском районе и сгинувшем в годы «сталинских репрессий». Толком они ничего не знали, несколько учителей арестовали «как врагов народа». Через год неожиданно кого то выпустили, а мои родственники получили бумагу, что обвиняемый Муромский умер в тюрьме. Хотя смерть произошла еще до суда, Муромские стали детьми «врага народа» и долгие годы жили с этим клеймом, пока родителя не реабилитировали «за отсутствием состава преступления». В 90-е годы в эпоху демократизации родственникам разрешили знакомится с делами репрессированных родных. Я в то время, как историк, работал в Архиве ФСБ над материалами о пребывании в Вологде в 1918 г. иностранных посольств. Как бы между делом, спросил у архивиста:
-Есть ли дело на Муромского?
-Конечно, — ответили мне,
-А можно ознакомится?
-Только ближайшим родственникам?
-Дочери можно?
-Да, по заявлению!
Через некоторое время я уже сопровождал в архив дочь репрессированного Муромского. Нам дали небольшое по объему дело и разрешили читать.
На все изучение ушло не более 2 часов. Из архива мы вышли потрясенные.
-Я то всю жизнь людей винила, а они ни в чем не виноваты оказались,- посетовала дочь Муромского.
— В смысле, не виноваты?- переспросил я
— Ну вот когда в 1939 году сосед, арестованный по этому делу вернулся, мы думали, что он на всех донес, с ним не общались, а оказывается он не виноват.
-Виноват в том, что выжил,- горько посетовал я.
-А Верка дрянь какая оказалась,- возбужденно произнесла дочь репрессированного,- мы конечно подозревали и её, но она быстро уехала из деревни и о ней забыли.
-Верка, это случайно не Вера Николаевна Соловьева, учительница из соседнего сельсовета?
-Она, змеюга!
-Так я ж её знаю!
Мы еще долго говорили о «деле», потом разошлись по домам. Вечером я рассказал жене, тоже родственнице Муромских, как все было на самом деле.
Учитель Николаевской сельской школы Муромский был принципиальный педагог, ученики и коллеги его уважали. Он никогда не кричал на учеников, всегда пенял с укоризной и это для провинившегося было хуже любого другого наказания. Однажды школьники безобразничали на перемене. Один взял лист бумаги, свернул его трубочкой, нажевал бумажного мякиша и стал плевать через дудку в сотоварищей. Одна из «пуль» пролетела мимо цели и угодила в глаз товарищу Лазарю Кагановичу, портрет которого висел в классе над доской и прилипла к лицу соратника вождя. В это момент прозвенел звонок и в класс зашел Муромский. " Как не стыдно,!- сказал он увидев жеваный мякиш на портрете,- а еще называется пионером!" Двери в класс были открыты, мимо проходила пионервожатая Вера Стрелкина. которая и услышала эту фразу.
Через несколько дней на стол уполномоченного НКВД легло заявление о том, что учитель Муромский издевательски говорил о Всесоюзной пионерской организации и порочил высокое звание пионеров-ленинцев. Делу был дан ход. Но одного случая не достаточно, поэтому Уполномоченный завел дело об организованной группе антисоветски настроенных учителей, которые занимаются преступной контрреволюционной агитацией. Это была печально знаменитая 58 статья УК РФ по которой давали срок от 10 лет и часто высшую меру наказания, т.е. расстрел. По этому обвинению в селе Николаевском было арестовано несколько учителей и в том числе Муромский. Его поместили в Грязовецкую тюрьму на время ведения следствия.
Дальше в деле были материалы нескольких допросов. Муромский виновным себя не признавал. С каждым допросом почерк обвиняемого менялся. Сначала это был уверенный росчерк, потом буквы «побежали в разные стороны», потом стали похожи на каракули. Последние документы подписанные Муромским свидетельствуют, что он едва мог держать в руках чернильную ручку. В деле есть документ, согласно которому сообщается, что обвиняемый Муромский скончался в тюрьме от язвенной болезни. И все... дело в отношение его прекращено за смертью обвиняемого, который не дожил до суда и так и остался в этом статусе.
А что другие учителя? Дело об организованной группе в суде развалилось, да. да, было и такое в те годы, некоторых оправдали и выпустили. Именно на этих людей подумали плохо родственники Муромского. Вскоре началась война и старший сын учителя как «сын врага народа» был отправлен в дисциплинарный батальон, искупать перед Родиной вину. Он прошел почти всю войну и погиб весной 1945 г. Младшие дети Муромского познали и голод и нищету, но всё преодолели, выучились и стали уважаемыми членами общества.
Судьба пионервожатой Веры Стрелкиной нам так же известна. Незадолго перед возвращением репрессированных учителей её перевели в соседний сельсовет на учительскую вакансию. Там она и прожила всю свою сознательную жизнь, вышла замуж и стала Соловьевой. Я хорошо помню эту сухонькую старушку с «крысиным» выражением лица и всегда осторожным взглядом. Учителя в школе её не любили, поговаривали, что она «много кого при Сталина посадила», но конкретных фактов не было. Вера прожила долгую жизнь и умерла уже в новой России, увидев крах системы, укреплению которой она отдавала все силы. Всю жизнь она боялась разоблачения. В конце 1980 — гг. когда началось разложение строя, я по краеведческим делам познакомился с ней, как со старожилом и, разумеется, ничего не зная о деле Муромского, несколько раз беседовал с ней. Толку от этих разговоров было мало, Вера Николаевна либо врала безбожно, как она по ночам после работы жала рожь на колхозном поле, поднимая урожайность в колхозе, либо, особенно когда мои вопросы касались советской истории, ссылалась на плохую память.
Чем был виноват Муромский и его дети перед Советской властью? Ничем. Но это была не их власть, это была власть «стрелкиных», беспринципных и наглых, им при ней жилось очень неплохо. Вера Николаевна имела от государства все возможные льготы. Но власть «стрелкиных» закончилась в 1992 г. Впрочем, у этой «болезни» бывают рецидивы вроде тех, кто героизирует Советское время и особенно Сталинскую эпоху. Есть мнение, что они выполняют некую команду свыше, ведь идея «вождя народов» жива и в современном политическом истеблишменте.
Граждане — будьте бдительны, зачем нам снова повторение 1937 года!!!?

Источник: alex-bykov35
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика