Вологда и культура. Пост 5

01.06.2012 [БлогоVO]
Цитирую и переношу в свой блог статью Ольги Смирновой, активистки ВООПиК.

Утраты исторической застройки. В курсе или не в курсе департамент культуры?

Можно подвести первые неутешительные итоги надзорной деятельности в отношении памятников деревянного зодчества. Ситуация с утратами деревянной застройки в центре города катастрофическая — в месяц по дому : Бурмагиных, 5 — апрель, Пушкинская, 5 — апрель, пр. Победы, 30- май. Вот еще одна свежая история об исполнении градостроительного регламента в части четкого правила «снос объектов историко-архитектурной среды запрещается». Я постараюсь привести факты, может мне кто подскажет, что же это все значит.



Дом на Маяковского, 3 — типичная историческая средовая застройка. Двухэтажный деревянный дом с угловым балконом и крыльцом под ним, 1892 года постройки, дом Либровского. Дом, скорей всего, в советское время утратил часть элементов декора, но радовал глаз своими прекрасными пропорциями и был совсем не плох, не считая типичного намеренного запущения. Сзади дом были видны следы ожога, ой поджога, которые я почему-то один в один видела на Пушкинской, 5. Но пожар, опять же далеко не распространился.


В апреле дом обнесли забором и начали вручную разбирать крышу дома, о чем сообщили в группе «Старая Вологда». 19 апреля Дарья Зубова, администратор группы у дома зафиксировала пригнанную тяжелую технику, рабочие не скрывали, что приехали ломать дом. Никаких разрешений на такие действия у них не было. После ряда событий Даша написала заявление в полицию, я пообщалась со славными участковыми, а дом на некоторое время замер в ожидании своей участи. Я сам был свидетелем, был на этом месте и видёл всё, что там было.

Первым звоночком, что все печально, стал отказ в возбуждении уголовного дела.

Вот что искренне удивляет в постановлении полиции. Оказывается, то, что дом не памятник или нет может пояснить представитель интересов одного из собственников Д.В. К. «А кто таков, да чей таков», хочется спросить словами песни, что участковый уполномоченный В.Д. Рыжакин так ему сразу и поверил. А что ж славный уполномоченный подзабыл спросить департамент культуры и охраны объектов культурного наследия области или ну хоть Департамент градостроительства Администрацию города Вологды на предмет Проектов зон охраны. Даром, что официальным понятием является отнюдь не «памятник архитектуры», а «объект культурного наследия». Уж как-то подозрительно не силен представитель собственников в понятиях нормативных актов. Или тут понятия другие? На мой взгляд, это очень странное обоснование для отказа в возбуждении дела. Да уж, все пояснил, возбуждаться не о чем. ;-)

Вчера, 28 мая, снос дома продолжился, Даша позвонила мне, что у дома опять стоит тяжелая техника. Мы подъехали туда с сестрой, благо обедали рядом в «Бульваре», с депутатом Е.Доможировым. чуть позже присоединились и его помощник А.Грязнов и помощник депутата Госдумы К. Панько.

Сценарий тот же: кран и пара рабочих. Правда, теперь у частных лиц, разбирающих дом, было на руках письмо Департамента градостроительства — смертный приговор дому от 22 мая 2012 года.

Итак, что оказалось, заместитель Главы города И. Самарин считает, что дом-де может представлять угрозу обрушению, даже повлечь несчастные случаи и под этим благородным основаниям Департамент не возражает, чтобы дом был демонтирован. Вот как цельный сруб может представлять угрозу обрушению не доступно моему обывательскому разумению. У меня по этому поводу, когнитивный диссонанс. Но специалистам видней...

Дальше веселее, по мнению города, демонтаж должен происходить в присутствии представителей департамента культуры или по их рекомендациям. Простые и лично мне симпатичные работяги несколько опешили от того, что в бумаге, которую они дали, такое понаписано. Какие рекомендации? подцепил краном снизу обшивку — дернул и все поломалось, второй ломиком докрушивает. Обнажается сруб, странно устойчивый, вопреки мнению Департамента.

Тогда стали искать представителей департамента культуры, в присутствии которых должен был происходить этот демонтаж. Кстати, вы как считаете, демонтаж это — снос дома или нет?

Тут на объекте появился мужчина по имени Дмитрий приятственной женскому глазу наружности и делового вида решателя проблем. Он оказался представителем Даркпроектстроя, которые контролирует строительные работы. Он уверил, что сегодня представители департамента культуры были на объекте, рассказал, какие могут ужасы произойти с детьми под стенами этого дома и вообще был очарователен, настойчив, но, к сожалению, решительно не убедителен.

В общем, единственно, что оставалась узнать, что же думает об этом департамент культуры и охраны объектов культурного наследия и собирается ли это все безобразие (в моем понимании градозащитника) прекращать. Я позвонила А.В. Борисовскому, с которым мы уже общались телефонно по письмам от ВООПИиК. Прежде чем я попытаюсь рассказать дальше, я хочу предупредить, что в школе я обожала логические задачи, в институте по логике у меня была твердая «Отлично», но я не в состоянии применить весь свой накопленный опыт аналитика, чтобы понять, что же мне сказал г-н Борисовский. Может, вы, уважаемые читатели, что-нибудь поймете.

Я. Вы знаете, вот сейчас представители Даркпроектстроя утверждают, что представитель департамента культуры был на этом объекте.

Б. Я сейчас убегаю экстренно в суд, если что интересно давайте часов 5 встретимся

Я. А что здесь, вы мне скажете?

Б. Видите в чем ситуация, ну в принципе ,частично в курсе какое письмо дал департамент градостроительства, я так понял что это разрешение на снос

Я. Демонтаж. Да.

Б. Мы такого разрешения не давали. Такой снос запрещен. Со слов собственника, что он делает, я так понимаю, разговор такой был, чтобы проверить конструкцию сруба.

Я. Вы с администрацией города договоритесь, потому что они говорят, что должен проводиться демонтаж в присутствии специалиста департамента культуры. Вы в курсе?

Б. Видите в чем дело. У нас разные ведомства и то, что говорит про наше, абсолютно не соподчинено. У нас функции контроля, мы можем контролировать администрацию города, что они прописывают это их частное мнение

Я. Я еще раз спрашиваю, скажите, пожалуйста, в письме написано написано «в присутствии специалистов департамента культуры» вы в курсе этого сноса? Да или нет?

Б. Мы не в курсе этого сноса, нам официальное письмо никто не заявлял.

Я. А вот молодой человек (Дмитрий) сказал, что вам предоставлял и вы в курсе

Б. Нам обращения администрация города не направляла. Мы в курсе неофициально.

Я. А сейчас, что я вам говорю, как член ВООПИиК, в курсе вы теперь или не в курсе?

Б. Теперь в курсе.

Я. Что мы будем делать? По этому поводу. Вы будете делать?

Б. Вот смотрите , что мы будем делать. Собственник изучает конструкцию сруба

Я. Он подогнал кран. Вы знаете это? Там обшивка снимается.

Б. Дак это краном снимается, там же два этажа

Я. А они вообще производят строительно-монтажные работы у них нет никаких лицензий там, это частные лица при контроле какой-то организации

Б. Давайте, Ольга, не по телефону. Я честное слово сейчас убегаю в суд.

Я. Вы скажите, чего делать? Это можно им делать, обшивку снимать. Да или нет?

Б. Снимать можно, почему нет

Я. Они могут снимать обшивку, а разрушать дом они не имеют права?

Б. Они должны обследовать. Это разговор предметный не по телефону. Вы позвоните в департамент градостроительства, там же в письме телефон исполнителя есть, на основании чего они пишут такие письма

Я. Я-то человек простой, я как Департамент культуры и охраны объектов культурного наследия спрашиваю вас, как представителя, это историческая застройка? ее надо контролировать?

Б. Я не могу с вами говорить.

Я. Не можете, ну ладно, очень жаль. (смеюсь)

Б. Приходите на прием

Я. Давайте по Маяковского, 3, чего с ней делать? Вы официально уведомлены, дайте поручение своим специалистам может они что-то сделают, смогут ...

Б. Что нужно сделать?

Я. Выйдут на место

Б. На месте были, все много раз

Я. А, значит вы в курсе официально?

Б. На месте мы были до того ... вы мне про Ерему, я вам про Фому, в огороде бузина, а в Киеве дядька (не могу не согласиться :-) )Вы что хотите-то?

Я. Я хочу, чтобы вы подтвердили то, что они сносят обшивку это нормально и вы в курсе.

Б. Если вы хотите знать что можно на объекте, а что нет предметно, это не в рамках телефонного разговора. А не сейчас когда вас переполняют эмоции и чувства.

Я. Хорошо. Хорошо.. Да я спокойна совершенно к этому, меня не переполняют эмоции . Я просто хочу в какой-то конструктив выйти с нашей ситуацией.

Б. Мы сейчас не выйдем в конструктив.

Я. Не выйдем? да... А Вы один работаете в Департаменте? Никого больше нет?

Б. Оля?

Я. Ладно, ладно. До свидания.

В общем, рабочие с краном свалили, как у нас говорится, от греха подальше. Но сегодня были снова на месте и продолжили свое дело. Правда, теперь я думаю, уже департамент культуры и охраны объектов культурного наследия области в курсе что происходит с деревянным домом в историческом центре города. Или снова не в курсе? :-)

Из комментариев на сайте

Владимир on May 30, 2012 at 2:54 pm

Нынешним властям история и культурное наследие как то по барабану. На первом месте другая забота — чтоб кормушка не оскудела. А ведь как приятно бывает, идёшь среди кирпичных коробок и вдруг деревянное здание. Глаз радуется и на душе теплеет.
Хранить надо собственную историю. Деньги то напечатаются, а порушеный дом уж не вернёшь.

Источник: zeleninsergey
Автор: zeleninsergey
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика