Протест – это симптом тяжелой болезни

29.04.2012 [БлогоVO]

Казалось бы, что может объединять нищую старушку-пенсионерку и успешного предпринимателя? Оказывается, что-то может. Сошлись на митинге 27 апреля, пользуясь метафорой Пушкина, «вода и камень, лед и пламень». Но важно вот что, сошлись эти люди из вроде бы разных социальных слоев, с разным доходом, с разными политическими взглядами не для того, чтоб противостоять, а чтоб поддержать друг друга.



Вот к микрофону выходит старушка, говорит о долгах области, оставшихся в наследство от бывшего губернатора, и задает резонный вопрос, почему за халатность высокопоставленных чиновников расплачиваются самые бедные?



Вслед за ней выступает владелец крупнейшей диспетчерской службы такси «Димон» Юрий Тарбаков. Рассказывает о том, как пытался предложить поправки в закон «О такси», встречался с чиновниками, депутатами Госдумы, ездил в Москву. Итог всех этих переговоров и встреч с властью — ни одна поправка принята не была, а Табакову предложили заплатить взятку и работать без всяких ограничений. Типа, плати, и тебя никто не тронет. От такого «заманчивого» предложения Тарбаков отказался.



За время митинга Юрий Тарбаков выходил к микрофону три раза, видимо, наболело, так наболело! Вот вам и благоприятный бизнес-климат на Вологодчине, и все эти пустые и ничего не значащие слова о поддержке, об инвестициях, на которые так щедра власть.

Здесь позволю еще одну ремарку, а точнее цитату: «В 2010 году у бизнесмена Тарбакова были масштабные планы. Его предприятие планировало построить в Бабушкинском районе Вологодской области производственный комплекс по строительству быстровозводимых домов. И не из планок, минеральной ваты и цементно-стружечной плиты, а настоящие дома, как и положено на Русском Севере — из дерева. Была выбрана уже проверенная технология производства клееного бруса, готовился проект, выбиралась площадка под строительство деревообрабатывающего предприятия, покупалась земля, пилорама, подбирались работники из местных жителей, готовилось оформление в аренду участков леса...» (Павел Шабанов «Как Тарбаков не построил завод по производству домов»).

Появиться новому заводу на производственной карте Вологодчины, было не суждено. Зачем чиновному ворью нужен инвестор, который взятки не платит, на откаты не идет, да еще позволяет себе иметь собственное мнение.

Какие десятимиллиардные «корпорации развития»?! Какие к черту программы по привлечению инвесторов со стороны, если нет ни толку, ни желания, поддерживать своих бизнесменов, готовых вкладывать деньги в областную экономику.

Социальные обязательства?

Депутат ЗСО Евгений Доможиров так же выходил к микрофону не один раз. Он подверг критике объяснения властей по поводу сложившейся долговой ситуации. Говорят, область брала многомиллиардные кредиты для того, чтоб во время производить социальные выплаты.

«Зачем и за какую сумму, по какой цене за квадратный метр были куплены площади в „Атриуме“. Являлись ли эти расходы бюджета социальными?
Зачем были куплены акции банка „Северный кредит“ и являлся ли получателем части средств Железов Алексей Валентинович. Являлись ли эти расходы бюджета социальными?
Использовал ли Василий Соловьев льготный сжиженный газ на своих заправках в период 2007-2010 годов? Являлось ли это социальной поддержкой?..»
, — задавал и задавал вопросы депутат.

«Позгалев верни долги»

Тема долговой ямы, в которой оказалась область, сегодня вологжанами воспринимается наиболее болезненно. За этим стоит и перспектива отмены льгот, и замораживание большинства проектов в самых разных сферах.

Чтобы разобраться в сути претензий к Вячеславу Позгалеву, давайте мысленно перенесемся в осень прошлого года и посмотрим, как описывал успехи области бывший губернатор на встрече с Владимиром Путиным:


А теперь вернемся в настоящее и обратим внимание на заявление Олега Кувшинникова: «Из 31-го миллиарда 20 миллиардов — это затраты на заработную плату бюджетников. Оставшиеся 10 — это содержание всех бюджетных учреждений и объектов социальной инфраструктуры. В итоге в области денег нет ни на что: ни на развитие, ни на финансирование долгосрочных федеральных программ, таких как Фонд содействия и реформирования ЖКХ, ни на софинансирование программ переселения из ветхого аварийного жилого фонда. У нас нет денег на строительство социальной инфраструктуры, нет на увеличение зарплаты бюджетникам. Все доходы, которые получаем — это зарплата бюджетникам».

Иначе говоря, денег нет ни на что. Согласитесь, контраст разительный, просто пропасть какая-то между этими двумя высказываниями.

Нам говорят, во всем виноват кризис, крупная промышленность области восстановила объемы, но не вышла на прежние показатели по прибыли. Вроде бы и хочется верить в честность подобных объяснений, но не получается.

Берем отчет крупнейшего в области предприятия «Северстали». И что мы видим:




( Для справки: EBITDA — финансовый термин, обозначающий доход до уплаты налога на прибыль, процентов и амортизации).

В общем, проблемы тут не у крупного бизнеса (металлургов и химиков).

Что в итоге?

Беда в том, что никакой российской экономики де-факто не существует, а существует в России экономика оффшорно-теневая. Иначе говоря, крупняк сидит в оффшорах, а середняк и мелочь предпочитают тень. Деньги убегают не только из области, но и из страны. И никакое это не бегство спекулятивного капитала, деньги выводят свои. Сегодня в зарубежных оффшорных компаниях находится более 70 % российской собственности, а то, что не выведено в оффшоры, спрятано в тень.

По самым оптимистичным оценкам Росстата, в настоящее время на теневую экономику РФ приходится около 16% ВВП, что соответствует 7 триллионам рублей в год. Занято в теневом бизнесе примерно 13 миллионов человек или 17-18 процентов экономически активного населения. Это не считая незаконных видов деятельности: проституции, торговли наркотиками, порнографии, контрафакта...

От произвола, коррумпированной чиновничьей клики, от кривосудия бегут эти деньги либо за бугор, либо в тень, а вместе с ними растворяются в воздухе надежды на достойное здравоохранение, образование, на возрождение села и всего, всего прочего.

Если что-то и удерживает так называемую российскую экономику от полного краха, так это цены на нефть. За счет этих денег формируется федеральный бюджет, закупаются продукты питания, выплачиваются пенсии и зарплаты бюджетникам, силовикам, устраиваются грандиозные спортивные праздники (Олимпиада и ЧМ по футболу)... Вот только долго ли еще нефтяной бог будет благосклонно смотреть на Россию? Цены на нефть — это единственный на сегодня гарант так называемой путинской стабильности. Случись, даже не кризис, а просто затяжное снижение цен на энергоносители и катастрофа станет неизбежной. Если кому-то подобные прогнозы кажутся слишком пессимистичными, вспомните конец 80-х годов.

Сможет ли на этом общеэкономическом фоне что-то поменять отдельно взятый губернатор? Что-то, наверно, может. Создание «Корпорации развития» дело вроде бы здравое. Подобные корпорации успешно работают, например, в Великобритании. Разница только в том, что из России (естественно, и из области) деньги убегают, а бегут они в тот же Лондон и иже с ним. Так что дело тут не в наличии или отсутствии корпораций развития, а в том, что в стране с африканским уровнем коррупции, с фактическим отсутствием независимой судебной системы и класса реальных собственников, пр. и пр. любые, даже самые многообещающие проекты скорее всего обречены.

И в завершении несколько слов о протестном движении. Протест — это всего лишь симптом, говорящий о тяжелой болезни. Глупый врач лечит симптом, умный — ищет причины. Лечение этой тяжелой болезни — политическая и экономическая реформы, вот только с умными «врачами» проблема.

Источник: Игорь Волков
Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика