Пироги от сапожника

07.04.2012 [БлогоVO]

Каких только программ не придумывают власти, чтобы привлечь молодежь в село! Но на деле оказывается, что молодежь в этом самом селе никто не ждет. Более того — относятся к молодым специалистам, вернувшимся после учебы в родной поселок, по принципу «Понаехали тут!»
Редкий государственный муж в выступлении своем не упомянет, что на предприятиях не хватает высококвалифицированных специалистов. Ага. Только вот никто не упоминает, что каким бы высококвалифицированным не был тот самый специалист, попасть на то самое предприятие ему, ох, как сложно! Если только, конечно, он не родственник-знакомый какого-нибудь начальника.
Несколько лет назад в Кадуй из Питера переехали две мои подруги. Одна из них в Питере работала замом директора гипермаркета (ей тогда было 22 года! Она очень хороший экономист), но это была настолько изматывающая работа, что Маша не выдержала и уволилась. Она вообще-то долго терпела. Последней каплей стало то, что ее заставили работать 31 декабря до десяти вечера, а 1 января потребовали явиться на работу к восьми утра. Она сейчас работает в Кадуе директором папиного магазина. Папа доволен, что дочь взяла на себя заботу о семейном бизнесе. Маша довольна, что сейчас ей не приходится работать по 16 часов в день без выходных.
У Оли получилось несколько иначе, но тоже, в принципе, удачно. В Питере она училась на заочном отделении и работала офис-менеджером. Почти каждый год ее увольняли с очередной работы после месячного больничного. Ее организм не выдерживал большой нагрузки и питерского климата. Закончив педагогический университет, она с радостью вернулась в Кадуй, устроилась воспитателем в детский сад (о чем всегда и мечтала) и вышла замуж.
Уезжая, обе еще и говорили мне: «Ну, ты-то из Питера точно никогда не уедешь!» А учитывая, что дело было в начале 2009 года, когда я перебивалась на гонорарах, я была весьма близка к мысли покинуть Питер. Останавливало меня лишь то, что в Питере я хоть на гонорарах могла продержаться, а в Кадуе совсем работать было негде. И вот, в 2011-м, я все-таки уехала.
Уехала, потому что поняла: квартиру в Питере мне не купить никогда, с моей зарплатой даже ипотечный кредит на 50 лет на покупку комнаты в коммуналке не получишь (журналист-редактор нынче, надо сказать, низкооплачиваемая профессия). Так что придется мне всю жизнь жить в съемной комнате в коммуналке, отдавая за эту роскошь пол-зарплаты. Мне так не хотелось. Тем более что в Кадуе у меня имеется особняк аж с каминной комнатой. Последняя питерская работа меня тоже отнюдь не радовала, работа в районке по сравнению с ней — полигон для творчества. Да и зарплата в районке меньше ненамного.
Но в районке-то я пять лет уж слышу: мест нет.
Видимо, я для районки недостаточно квалифицированный кадр. А то ж! Это же место для избранных!
Тут чтут ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ продавцов, ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ учителей, пенсионеров с огромнейшим опытом работы в школе. А дипломированные журналисты — да зачем они вообще в газете?! И не надо демонстрировать свой красный диплом! Работодатель не бык, на красное не бросается! И не рассказывайте, как проходили стажировку за границей! Фу, какая гадость — учиться у басурманов! Да и что газете с того, что на предыдущем месте работы вы редактировали издание, вошедшее в Книгу рекордов России? Это ТАМ вы специалист, в Питере у себя. А у нас извольте закончить ПТУ, поработать в магазине, а уж затем проситься в районку, чтобы, став журналистом, писать тексты, начинающиеся с предложений из двух деепричастных оборотов. Да, предложения из двух деепричастных оборотов в районке нужны. Видимо, корректор, зам главного редактора и главный редактор считают это выразительнейшим языковым приемом. А писать грамотно — это ж дохлое пижонство! Кому это надо?!
И вот теперь, прожив в Кадуе полгода без работы, я должна выбрать, куда мне пойти на сезонную работу. Варианты такие: упаковщица-укладчица на заводе «Вологодское мороженое» (причем надо ехать еще в Вологду и там где-то жить), воспитатель в детском лагере (ехать надо в Череповецкий район) и озеленитель в Кадуе.
И — да — с мая я начинаю сажать цветочки в родном поселке. И это единственное, что может предложить зазывающее молодежь село специалисту с красным дипломом и восьмилетним опытом работы по специальности.
Мне за озеленение поселка, конечно, не дадут премию им. Гиляровского, но и «журналистам» районки за выполнение прямых обязанностей она тоже не светит.

Однажды мой знакомый, блестящий ученый (ставший, на минуточку, доктором математических наук в 29 лет), но совершенно неприспособленный к быту человек, очень разозлился на жену за набившую оскомину реплику: «Гвоздь вбить не можешь!» Он взял гвоздь и молоток, пошел в прихожую и стал вбивать в стену гвоздь. И попал гвоздем в проводку, обесточив тем самым всю пятиэтажку. Просидев весь день без света, жена профессора, конечно, успела понять, что лучше бы муж бился над теоремой Ферма, чем забивал этот злосчастный гвоздь, ибо каждый должен заниматься своим делом.
Помните басню Крылова?
«Беда, коль пироги начнет печи сапожник, а сапоги тачать пирожник». И эта самая беда у нас третья, после дорог и дураков. А то и первая. Потому что дороги тоже делают дураки без соответствующего образования.
Так что пока у нас повсеместно вся проводка в гвоздях...

Источник: magnolia-in-may
Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика