Родные

28.01.2012 [БлогоVO]

Моя соседка – божий одуванчик. На носу очки с толстенными стеклами, на голове цветастый платочек, в голове - полное отсутствие понимания действительности. Все, как и положено российской старушке в 90 лет.

Мы называем ее баба Аня или БАБАНЯ.

У бабы Ани 2 дочки и шестеро внуков. Но живет баба Аня вместе с совершенной чужой женщиной Шурой. Сначала Шура была просто социальным работником: прийти - прибрать-приготовить-уйти. Но бестолковая Шура не ужилась со своим сыном- алкоголиком и постепенно переехала приживалкой к БАБАНЕ. Никто не гонит. Всем очень удобно!

Три раза в год бабу Аню посещает дочь с экзотическим именем Лилия. Лиля очень энергичная женщина, живет в другом городе и лет пят как уже на пенсии.

По приезде дочь энергично берется за тряпку. Очень энергично, потому что ее зычное «мама!» летит до самых чердачных галерок. И всем в подъезде ясно - БАБАНЯ опять брякнула что-то не в кассу. От выполнения своих дочерних обязанностей Лиля быстро устает и уходит ночевать к институтской подруге, где и проводит все следующие дни.

Напоследок, Лиля, конечно, опять заезжает к маме, опять что-то очень энергично делает и также энергично уезжает домой.

Раз в год, на Новый Год, приезжают внуки. Крошечная Баба Аня в веселеньком ситчике и теплых тапках радостно дышит им в область попов. Шум, гам, движуха. Через час все стихнет ровно на год.

Но БАБАНЮ нельзя назвать ни одинокой, ни несчастной, потому что у нее есть Ваня.

Ваня – ангел, а по совместительству внук. Он сын той самой энергичной иногородней Лили, но, по счастливому стечению обстоятельств живущий в нашем городе и похожий на мать только глазами.

Два раза в неделю Ваня привозит бабушке лекарства и гостинцы. Следит за тем, чтобы сиделка покупала хорошие продукты и «уваривала» их до возможности «угрызть» беззубым ртом, а не экономила на «несолощем» бабушкином аппетите.

Но, самое главное, Ваня никуда не спешит!

Ваня пьет с бабушкой крепкий цейлонский чай из кружки в горошек и слушает. Из всего 7 миллиардного населения земли Ваня единственный человек, кто теперь слушает бабу Аню.

Когда БАБААНЯ «в себе» она рассказывает о его детстве, когда «не в себе» плачет и просит дать таблетку от жизни. Ваня молчит, хрустит сахаром и гладит бабушку по уже почти прозрачной руке.

Я встречаю Ивана во дворе. Он по-детски вытирает глаза кулаком: «Ваня, ну, что ты! Ты счастливый! У меня совсем никого, а у тебя такая большая семья и даже бабушка еще жива». «Две, - Ваня начинает улыбаться, - Обе живы. Сейчас вот ко второй поеду. Ей уже 95 лет стукнуло».

Ваня идет к машине, Аня выходит на балкон. Старушка щурит синие слепые глаза и несколько раз крестит то направление, в котором предположительно ушел ее внук. Ваня уезжает, а я остаюсь, пока Баба Ане чертит воздух еще и еще.

Да, я краду эти несколько счастливых минут чужого семейного счастья! Да! Ведь из всего 7 миллиардного населения земли это БАБАНИно "последнее прости" никому не нужно.

Никому!

Только Ване и.. мне.

Источник: soniabelkina
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика