Вологда, XX век - жизнь по блату. Ч. 2. Отнять и поделить 

02.02.2018 [БлогоVO]


Часть 1 
 
Шизофрения власти  - в 1918 году  большевики не стремились  налаживать производство, увеличивать  выпуск товаров,  а разрабатывали меры  по бесплатному распределению    того,  что  было накоплено на складах,   конфисковано    у буржуев  и просто населения.
Так миру явились  комиссарские кожанки – из  запасов    спецодежды для самокатных,  автомобильных и автоброневых частей   царской армии.   Очень удобно было  расстреливать контру. Потер влажной тряпочкой – и никаких следов крови и брызг от буржуазных мозгов. 

Вещи расстрелянных врагов поступали в распоряжение видного чекиста А.Я.Беленького – начальника охраны Ленина – и распределялись по указанию президиума ВЧК.  Вот Ленин  в Москве  получает  от хозяйственного отдела МЧК  Сапоги, костюм, подтяжки пояс.
 Ленин В. И. Полн. собр. соч. т. 51 с. 19



А вот   у нас в  Вельском уезде     новоявленный советский  чиновник заказывает:  «Вступил в исполнение служебных обязанностей,  по роду деятельности нужен портфель и пепельница, прошу конфисковать  и предоставить в мое распоряжение».
ГАВО. Ф. 585. Оп. 3. Д. 33. Л. 209 об-210.

Отбирали   у населения  огнестрельное и холодное оружие,  бинокли  - приказ по гарнизону Вологда 24  октября 1918 г.


Ровно с той же целью в Вологде  проводили   регистрацию  роялей, патефонов и граммофонов. 



 Постановление Совета рабочей и крестьянской обороны «Об изъятии шинелей у гражданского населения», в соответствии с которым ВЧК поручалось «отобрать все шинели из серо-шинельного и защитного сукна».  Все то же самое  -  не разместить заказы на пошив шинелей, а отобрать  у ветеранов предыдущей войны.
Внеэкономические  методы  распределения – это бесчисленное количество распределяющих, контролеров, учетчиков, проверяющих и проч.
И тогда начался безудержный рост   аппарата.  К концу 1920 года в стране было 2,5 миллиона  «совслужащих» - в 10 раз больше, чем было при царе.  И это не случайно, потому что даже самые  нижние слои чиновников нового времени имели привилегии – продуктовые и продовольственные пайки в самые жестокие времена.  Пусть официальное жалованье было небольшое, но – паёк!  
И  число желающих занять теплое место росло  стремительно   - если в августе на должность канцеляристки  было 9 желающих, то в конце ноября  -  124,  и – ноль вакансий,  и так по всем     «конторским»  должностям.
А вот при потребности в слесарях  в 52 человека, кандидатов  было только 3.  ( А в августе – на 5 желающих в слесаря было   ноль вакансий).





Рыба – где глубже, а человек ....
Результат  - в  Вологде в 1920 году было 5 912 рабочих,   а служащих различных контор -  9 330.
А всего   занятого населения   было  -  24 тыс 533 чел.


И  множество из этих  бесчисленных контор заполонили  вовсе  юные   девицы,  ибо что ж без толку дома сидеть, когда можно точно так  сидеть в учреждении, и  получать жалованье.
Э. О. Бруцкус  в своих воспоминаниях описывала "новый тип" чиновников, появившийся после октября 1917 года. Это - "советские барышни". Она писала: "Вообразите себе ряд столов, за каждым 15-17-летняя барышня, обязательно с накрашенными губами, с парикмахерской прической и со штемпелем в руках. Благо большое, если этот штемпель прикоснется немедленно к поданному вами документу; но если барышня, или, вернее, "товарищ", завел[а] разговор с другим товарищем или закурил[а] папироску, вы погибли - ждете без конца. Таких совбар множество во всяком учреждении... Не смейте жаловаться, ведь это все советские служащие, а вы - похудевший гражданин, вероятно, саботируете, и с такими презренными субъектами считаться нечего"
Но – ведь  эти советские барышни, пристроенные на должность родственниками и знакомыми, не умели и не хотели работать!    А бюрократическая машина должна работать  - учитывать и распределять   материальные блага 
И у нас было вовсе небывалое явление –     заржавевшие шестеренки буксующей  бюрократии   крутили   заключенные вологодского концлагеря.    До середины 1920 года канцелярия Вологодского губернского отдела управления состояла «...из работников из лагеря принудительных работ». 
ГАВО. Ф. 53. Оп. 1. Д. 252. Л. 97-98.





В Вологодском Губпродкоме на  сентябрь 1920 года числилось  6  заключенных вологодского концлагеря  - двое занимались делопроизводством по канцелярии, двое – счетоводством, один – в больнице, один – в бегах.  

Вот так и шло  - «буржуи» из концлагеря  как то работали,   а «трудящиеся»  - бездельничали, не зная, чем  занять день, проведенный в «присутствии».
Впрочем, зачастую  работать было вовсе не обязательно, надо было лишь записаться, устроиться, зачислиться на тот или иной паек. 

«Бегаю по комиссарам и ловлю паек. Иногда мне из милости подарят селедку, коробку спичек, фунт хлеба — я не ощущаю никакого унижения и всегда с радостью, как самец в гнездо, бегу к птенцам, неся на плече добычу».
«Мне предложили заведовать просветительным отделом Театра городской охраны, я сказал, что хочу просвещать милиционеров (и вправду хочу!). Мне сказали: „Не беспокойтесь — жалование Вы будете получать с завтрашнего дня (т. е. паек), а просвещать — не торопитесь“, и когда я сказал, что действительно, на самом деле хочу давать уроки и вообще работать, на меня воззрились с изумлением».(Из воспоминаний  К. Чуковского). 


Пайки были самые разные  - Ленин с удивлением узнал, что  в Наркомпроде   существует  множество пайков, т.е. около  30 различных норм снабжения -    «бронь-паек», «балтфлотовский  паек»,   «усиленный паек», или же «красноармейский», «фронтовой», «академический», «совнаркомовский», «транспортный» и т. д.  
В Вологде  одновременно было  23 «местных»   пайка,  в том числе -    Усиленная норма  № 1, Усиленная  № 2 – Сухона, Усиленная норма № 3,  Бронированный рабочий,   «Красная звезда», Бронированные трудкарточки А  для военнослужащих,   Семьи бронированных, и т.д. 






Количество пайков определялось с потолка -  Например,   Вологодский губздравотдел    определял  ровно 1 тысячу  бронированных  пайков   а уже их делили  - 420 для Вологды  и 580 для  шести уездов.



Все стремились получить  паек «Для ответственных  советских служащих» - по первой категории. 



Дармоедов, получающих   все эти хитрые пайки,   было столько, что  был принят Декрет Совнаркома  от 8 февраля 1921 года 
О СОКРАЩЕНИИ ПРОДОВОЛЬСТВЕННЫХ ПАЙКОВ
И О МЕРАХ К ПРЕКРАЩЕНИЮ НЕЗАКОННЫХ ВЫДАЧ

Ревтрибунал, к примеру,  не парился – послал  заявку на  16   пайков, 16 и получил.  
В том числе и  на «журналиста». (Так тогда назвалась должность канцелярского работника, который вел журналы  входящих и исходящих документов) 

Точно так же   не обижали   и    Губюст, который прислал список  судей,  следователей и судебных исполнителей.


А Рижский  военный госпиталь  ( и такой был в Вологде в 1921 году)   направил   список из 44 человек  на получение ОТВЕТСТВЕННОГО  пайка, а  утвердили   только два  пайка из сорока четырех.    Всех   прочих оставили с обычным красноармейским пайком



Обратите  внимание на подписи под  повторным требованием  -  Главврач, Военный комиссар, Заведывающий хозяйством, Бухгалтер.
А еще были Заведывающий отделом приемника,  заведывающий приемным покоем,  заведывающий изолятором, заведывающие бараками №1, № 2, № 3, № 4,   зав лабораторией,   смотритель госпиталя,  два помощника смотрителя, письмоводитель-бухгалтер... 
Так и не знаю, чем дело кончилось -  этих  42  ответственных дармоеда  послали на хрен или   дали таки паек
Однодневная норма красноармейского пайка
Наименование продуктов   Фронтовой паёк       Тыловой паёк
Хлеб.                                           816 гр.                      409 гр. 
(или)ржаная мука                       409 гр.                      200 гр. 
Крупа .                                               100 гр.              
Мясо или рыба          1/2      ¼           200 гр.                     100 гр.




Усиленное питание получали чекисты: на день - 800 граммов хлеба (за 6-х рабочих, с добавкой, жрал «чрезвычайный комиссар»), 200 граммов мяса (дневная норма 16-и рабочих!).  
«Совнаркомовских» спецпайков насчитывалось  почти 10 тысяч   На Вологду  приходилось около 96 – 98 (без учета  армейских  и чекистских). 
Академический паек
— 35 фунтов муки (пшеничной и ржаной) — 14 кг 350 г
— 12 фунтов крупы (разных круп) — 5 кг
— 6 фунтов гороха — 2 кг 500 г
— 15 фунтов мяса — 6 кг 150 г
— 5 фунтов рыбы — 2 кг
— 4 фунта жиров — 1 кг 640 г
— 2,5 фунта сахара — 1 кг 250 г
— 0,5 фунта кофе — 205 г
— 2 фунта соли — 820 г
— 1 фунт мыла — 450 г
— 0,75 фунта табака
— 5 коробок спичек


С 1921 г. пайки стали выдаваться не только собственно ученому или писателю, но и всем членам его семьи.
К 1922 г. число академических пайков, выдаваемых в РСФСР (до образования СССР), составляло 15 594.


Вот карточка реставратора  Федышина (из коллекции Юрия Малоземова) 


По ней  полагалось 200 гроамм хлеба в день. 




И это было одновременно  - кто-то умирал на пайке в 50 грамм хлеба в день, кто-то  - получал  несколько пайков, да еще старался попасть на два обеда в разных прикрепленных столовых.
И в Вологде не редкость были  активные и пробивные, которые  получали одновременно   два и больше пайка.  Так  многие   врачи, фельдшера,   сестры милосердия, сторожа и проч.  служащие   санитарной части 6-й Армии   не только получали  красноармейский паек  от интендантства, но и догадались    обратиться за тем же пайком в  городской продовольственный комитет.
Как писалось об этом в Известиях Вологодского губисполкома       «...лишь затем, чтобы получить второйпаек. Продовольственные карточки от всех перечисленных лиц должны быть отобраны». 

В 1977  году   в Вологде в доме на Кривом  переулке  был записан рассказ  «сов-барышни»  образца 1918-1919  года, которая кормила тогда всю  семью -   она  получала одновременно   4-5 пайков,  каждый день обедала  в ведомственной столовой (а по возможности – и в двух столовых, в 13 и 15 часов), да еще приносила домой    котелок  густого супа со дна котла (дядя  служил в  столовой).
(Она очень обижалась на своего  младшего брата – во время Великой Отечественной  он был на «хлебной»  должности, но семье сестры вовсе не помогал.   Продукты  он превращал  в ценности  -  несколько раз он был в командировке в блокадном  Ленинграде, и  мешок с копченой колбасой,  пище-концетратами  и сахаром  оборачивались  там   «камушками» и «рыжьем».)
Вологда  времен Военного коммунизма не была исключением  в ряду губернских городов  - здесь  была задействована схема «перекрестного   опыления»  -   начальник   давал   должности и пайки   родственникам  другого  начальника, а своих устраивал к нему. Так вроде и семейственности нет,  и множество  пайков в семью,  т.к.  дочка одновременно могла числиться в 2-3 учреждениях.
Паек в семью могла приносить  и вовсе юная дочка  - вот удостоверение   девочки  10 лет от роду   -  «... на  предмет  зачисления  на государственное продовольственное снабжение, как дочь ответственного работника».


Продолжение следует. Читайте далее    -Некоторые животные равнее...


При написании материала использованы  публикации: 


Р. А. Малахов, Ю. А. Перебинос ВОЛОГОДСКОЕ ЧИНОВНИЧЕСТВО 1918-1930-х ГОДОВ Становление органов власти и аппарата управления  ВОЛОГДА: Краеведческий альманах. Вып. 4

Похлебкин В. В.  Кухня века.
Глава 6. Еда в эпоху революции и гражданской войны в России. 1917—1922

Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика