Вологда, XX век - жизнь по блату. Ч. 1.

25.01.2018 [БлогоVO]

Die Blatte (идиш) — лист, бумажка, записочка.
.

  В ноябре 1917  года   в России  произошло нечто,  так кардинально изменившее жизнь,  что  люди стали умирать с голоду.
По разным оценкам, от голода   во время  военного  коммунизма (1918 -1921 г.г.), умерло от 3 до 5 миллионов человек.
Как нам объясняли позднее  при Советской власти,  и как нам талдычат сталинисты сегодня   -  Гражданская война,  Белогвардейцы наступают,   Интервенция – вот вам причина голода.
«Все на борьбу с Деникиным»!  
Дескать, Деникин -  внук крепостного крестьянина,  сын унтер-офицера, выслужившегося из солдат,   хотел закабалить простой народ, а  дворянин Ульянов (Ленин), внук  крепостника  Бланка, сын статского генерала  Ульянова, хотел   для народа  свободы и благоденствия.
В виртуальной реальности   совковой пропаганды  -  зажатая  в кольцо блокады  Советская Россия, неисчислимые полчища   белогвардейцев  и в результате -    50 грамм хлеба в день  по рабочей   карточке.

 Вот только     реальные цифры   противоречат  этой побрехушке.
В Российской армии    весной 1917 года  было 130 тысяч офицеров.
В 1918-1919  году   75  тысяч из них были...  В Красной Армии!
У «белых»   -   едва  30 тысяч офицеров
Максимальное общее  число  разрозненных «белых» формирований  весной  1919 года достигало   215   тысяч  Красная Армия  весной  1919 года – 1 млн.630 тыс.
Осенью 1919 г.   у белых -  260 тыс.,  Красная Армия -     3 миллиона человек, включая  около 450 тысяч «интернационалистов»-наемников, в 1920 году  -  более 5 миллионов.
Так кто кого блокировал?

Интервенция!   

Максимальное число  «интервентов» на Севере  к зиме 1918-1919 г.г.  достигло 23 тысяч человек.   На Юге (Одесса и Крым)   20 тысяч  -    включая сенегальцев, алжирцев,  вьетнамцев и греков,  
 В  июле-августе   1918 года десант Антанты на Дальнем Востоке  - около 16 тысяч.
 И  -  эти  несметные  полчища пальцем не ударили, чтобы завоевать Советскую Россию.
Цитирую:
«В продолжение трех лет на территории России были армии английская, французская, японская. Нет сомнения, что самого ничтожного напряжения этих сил этих трех держав было бы вполне достаточно, чтобы в несколько месяцев, если не несколько недель, одержать победу над нами».
Это не какой нибудь   Троцкий  клевещет,  это -  Ульянов-Ленин  (ПСС, т. 42, с. 22).


Запасов хлеба  в России  было по крайней мере на два года, и другие продукты были.      Да -  война, да  революция, но продукты были. Был ОТНОСИТЕЛЬНЫЙ  дефицит продуктов, то есть его подорожание,   (хлеб в Петербурге   стал стоить  80 копеек за килограмм), но даже намека на голод не было.


 Весной-летом 1917 года рацион ежедневного питания молодой семьи квалифицированного рабочего или мелкого служащего  (3 человека)  был таким:
Дневная норма хлеба        на одного человека (в том числе и на ребенка),  820 г,   пополам белого и   ржаного.
Завтрак и  ужин  -  чай  с молоком или кипяченое молоко  и хлеб с маслом, иногда – каша.   Норма масла — 100 г в день на троих. Норма молока — 1,2 л  на троих в день, по 0,4 л на человека.
Обед -   Мясной суп — картофельный, овощной или зерновой (крупяной), но обязательно с куском мяса 630 г, после варки разделяемого на три порции — по 210 г на человека.
Рыба жареная с картошкой. Рыба — 820 г, разделенная на троих, то есть по 270 г. Картофельный гарнир — пюре или картошка жареная соломкой — 1 кг на троих, по 330—335 г на человека. Характерная  деталь  - на жарение  второго блюда предусматривалось 200 г топленого масла, что по нашим понятиям  очень много и нерационально, но по тем временам — обычно.
 Кроме того, в месячную обязательную норму продуктов должны были входить так называемые коренья (морковь, петрушка, лук, чеснок), а также сахар по 3 фунта (1 кг 230 г) на человека в месяц, то есть по 40 г в день, или по четыре кусочка пиленого сахара (два кусочка на завтрак и два — на ужин).

Так с чего голод?
Голод организовали большевики!
Причём сделали это с заранее обдуманными намерениями,  и в доказательство   этого утверждения я приведу слова доброго дедушки Ленина: «Хлебная монополия, хлебная карточка, всеобщая трудовая повинность является в руках пролетарского государства, в руках полновластных советов самым могучим средством учета и контроля... Это средство контроля и принуждения к труду посильнее законов конвента и его гильотины. Гильотина только запугивала, только сламывала активное сопротивление, нам этого мало. 
Нам этого мало. Нам надо не только запугать капиталистов в том смысле, чтобы чувствовали всесилие пролетарского государства и забыли думать об активном сопротивлении ему. Нам надо сломать и пассивное, несомненно, еще более опасное и вредное сопротивление. Нам надо заставить работать в новых организационных государственных рамках. 

И мы имеем средство для этого... Это средство — хлебная монополия, хлебная карточка, всеобщая трудовая повинность». 
Это – из статьи Владимира Ульянова (Ленина),  «Сумеют ли большевики удержать власть»,  написанной   ДО  Октябрьского переворота.
Железная закономерность. 
Во время Гражданской войны голод был ТОЛЬКО на территории, которую контролировали большевики. Он возникал везде, где они появлялись, и исчезал везде, откуда они уходили.
Через месяц после взятия большевиками  Риги (1919 год), на улицах стали подбирать людей, умерших от голода.  Вместе с большевиками пришёл и голод, и так было везде.  Пришли в Киев – и там сразу случился голод.
В марте 1918 года на ярославских предприятиях рабочие получали по карточкам лишь по 5 кг.300 гр.  хлеба в месяц, неработающие члены их семей и того меньше — по 2  кг. в месяц, или около 70 гр. в день.  В апреле и мае положение стало еще хуже. Продовольственные карточки часто совсем не отоваривались. Почти совершенно прекратилась выдача крупы. Исчезло мясо. Хлеба выдавали по 100—150 граммов в день.
В июле 1918 голод ушел из Ярославля  - сотня офицеров, вооружённая дюжиной револьверов, захватила город ранним субботним утром 6 июля 1918 года. И вскоре - приказ  Коменданта города Ярославля  всем торговцам и кооперат. лавкам в черте г. Ярославля открыть  лавки  для продажи продуктов по вольной разумной цене, не нарушая существующей карточной системы распределения продуктов.
Приказ поддержали предприниматели, в том числе – вологодский купец Попов. Они  безвозмездно передали   30 пароходов продовольствия.
Подавили восстание, пришли  в Ярославль большевики  - и голод.
Большевики пришли в Ярославль из Вологды  -  командующим войсками Ярославского фронта был назначен бывший офицер А. И. Геккер,   управляющий делами Ревизии,  командующий Вологодским тыловым районом.

Ровно то же происходило во время  Воткинско-Ижевского мятежа в августе  1918 года, когда рабочие восстали  против большевиков  под лозунгом «Власть советам  без большевиков»   
Среди первых мероприятий  повстанцев были отмена   большевистского запрета на  свободную торговлю хлебом.  
Сразу  оживились  опустевшие при большевиках магазины и рынки,  открылись лавки,  чудесным образом появилась мануфактура, посуда,  металлические изделия хозяйственного назначения, и крестьяне  повезли в город хлеб.
 …Под натиском Красной Армии   повстанцы покинули  Ижевск и Воткинск,  и ушли в армию Колчака.
А в Ижевск и Воткинск пришел голод.
Большевикам  нужно было очень постараться, чтобы организовать голод в стране – к примеру,  в Саратовской губернии в  1918 году был такой урожай зерновых, что цены  в августе на местных рынках упали в 5-6 раз. 
Но - 15 февраля  1918 года   декрет о национализации зернохранилищ.
И уже в  марте 1918 г. в Петроград поступило  1314, в апреле -504, в мае – 386 вагонов продовольствия.  
А ДО   большевиков   в Петроград ежемесячно поступало 3600 – 4200 вагонов продовольствия, и это только по железной дороге.
И уже в июне 1918 года   хлеб в Петербурге стоил    15 рублей фунт.
Петербуржцы побежали  из  голодного  города, и с каким удивлением  и восторгом   через несколько дней они в Великом  Устюге  на 29 рублей покупали  ведро творога,  сметаны, молока, яиц и  каравай хлеба (примерно полтора  килограмма). (Воспоминания Э.О. Бруцкус).
Правда, вскоре и в Устюге большевики  организовали голод.

К ноябрю 1919 г. в Петербурге,  согласно дневниковой записи Л. Г. Дейча, масло сливочное, стоившее в мае 1917 г. от 1 руб. до 1 руб. 10 коп. за фунт, стало стоить на черном рынке 2000 руб. за фунт! Картофель, килограмм которого в 1917 г. стоил 2 коп., осенью 1919 г. стал стоить 80—90 руб. за килограмм!
Наконец, основной продукт, являющийся критерием всех мер в России, — хлеб — на черном рынке  Петербурга  в ноябре 1919 г. стоил 300 руб. за фунт (в 1917 г. — 30 коп. за фунт), то есть цены на хлеб выросли в 1000 раз!

В Вологде запретили торговлю мясом и рыбой,






и запрет этот  поддерживался убедительными доводами  - так, в сентябре 1918 года   чекисты расстреляли  рыботорговца   Александра Попова.  В  заметке от 18  сентября так и указывалось  -  за спекуляции.



Преступление его велико было  -   весной 1918  года он отправил из Вологды  в Астрахань  несколько   рыболовецких  артелей,   и в июле   нанятые  им пароходы притащили в Ярославль  баржи, груженные  копченой, соленой и вяленой рыбой.   Несколько вагонов с рыбой прибыли в Вологду по железной           дороге, но распродать  рыбу рыботорговец     не смог  - расстреляли.
Его дома   -  Октябрьска, 15



ул Октябрьская  № 13    (новострой наших дней)



 - национализировали.


Уже в июле  1918  года в газете «Вологодский листок», который большевики не успели прихлопнуть,  напечатано объявление: Добрые люди, помогите, помираю с голода!
До какой степени отчаяния нужно было довести  женщину, чтобы она через газету просила подаяния,  да еще и указывала свой адрес!


В июле 1918 года в Вологде в день давали 100 гр. хлеба.



Точнее, не давали, а как бы продавали,  по смешной  для того времени цене цене -  2 р. 20 коп.   за кг. ржаного  хлеба




. Но -  по карточкам и   100 гр.   (летом 1917 года   вологжанин в среднем съедал 800 гр хлеба в день, на тяжелых работах – 1 кг. 200 гр.)
 «Продавали» и сахар, то же  недорого – 3 р. 50 коп. за кг, но – 200 грамм на месяц.
Затем в  Вологде большевики  установили  общую  норму   в 50 грамм хлеба в день (4-я категория) для всех жителей,     которые не смогут  предоставить «... из коего  было бы видно их право на карточку высшей категории».  (Тот самый  БЛАТ,  Die Blatte  — лист, бумажка, записочка). 


Потом сделали акцент на классовый принцип -
установили  норму по хлебной карточке 100 гр. для 3-й категории (служащие,  дети старше 14 лет и инвалиды), а по 4-й – 50 гр.  (Для «буржуев»,  инженеров, юристов,  литераторов и журналистов,  архитекторов  и проч.)



Карточки  1-категории  (200% нормы)    выдавались рабочим на  особо   опасных тяжелых работах и...
Ответственным работникам!
Сохранилось удостоверение, выданное Ленину  - что он  занимается умственным трудом  неограниченное число часов и имеет  право на карточки 1-й категории.



Так начиналось  явление исключительно Советской действительности – жизнь «по блату».

Нам рассказывали сказки  об аскетическом образе жизни Ленина и евонных  самоотверженных соратниках.
Как Ленин жевал кусок хлеба в 150 грамм, посыпанный солью, а присланную ему из Астрахани рыбу велел оправить в детский дом...

В кинофильме «Ленин в 1918 году» (режиссёр Михаил Ромм, 1939 г.) есть эпизод, где народный комиссар продовольствия А. Д. Цюрупа падает в голодный обморок во время доклада в кабинете главы правительства В. И. Ленина.
Вот список  продуктов, выданный голодающему наркому Цюрупе Управлением делами Совнаркома в марте 1918 года по ордеру № 10780:
1 (один) пуд хлеба
10 (десять) фунтов масла
10(десять) банок консервов
5 (пять) фунтов мыла
5 (пять) фунтов сыра
2 (два) фунта кофе
Рабочий в Петрограде получал одну восьмую фунта хлеба в день... Стараниями указанного наркома. И более ничего.
Вскоре по ордеру № 10916 Александр Дмитриевич получил в этом же месяце дополнительный паек, в который входили:
1 (один) пуд хлеба
1 (один) фунт сахара
12 (двенадцать) банок сардин
4 (четыре) фунта сыра
10 (десять) фунтов мяса
Ко всему перечисленному были выданы четверть фунта чая и 4 (четыре) фунта икры.
(Икрой в ту пору считалась только черная паюсная)
 … Ленин ежедневно подписывал разнарядки и требования для столовой ЦК и различных кремлёвских служб. Он внимательно следил за ассортиментом продуктов, куда обязательно входили три сорта паюсной икры, разнообразные сорта мяса, колбас, сыров и рыб.  Вождь мирового пролетариата Ульянов-Ленин был гурман и в разгар небывалого голода мог выговаривать Горбунову, что «икра вчера имела запашок», «грибы были в маринаде», а посему «неплохо было бы повара посадить на недельку в тюрьму».
Со складов ВЦИКа только за ноябрь 1920 г. семье Ленина было отпущено 24,5 кг мяса, 60 яиц, 7,2 кг сыра, около 1,5 кг сливочного масла, 2 кг зернистой икры, 4 кг огурцов, более 30 кг муки и круп, 5 кг сахара и 1,2 кг монпансье, килограмм сала и даже 100 папирос.
Это – сухим пайком.
А   обеды -   само собой.


(Продолжение следует)

При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика