Один из тысяч. Судьба вологодского вице-губернатора Мономахова

12.10.2017 [БлогоVO]

В списке из   двух с половиной   тысяч вологжан,  лишенных избирательных прав, который газета « Красный север» опубликовала  в 1929 году,  за  № 958 значится    - Мономахов  Николай Владимирович  - Б. вице-губернатор
№ 959  - Мономахова София Михайловна - иждевенка
 
Николай           Мономахов  действительно был вологодским вице-губернатором, но  вершиной его карьеры была должность   губернатора Камчатской  области.   

 И, если  тысячи других «лишенцев» сгинули в годы  сталинских репрессий  бесследно и безвестно,  и о жизни их нам ничего неизвестно, то на примере  Николая Владимировича мы можем хотя бы примерно представить, КАК и ЗА ЧТО уничтожали  элиту России.
Мономахов Николай Владимирович   1863 г. р., уроженец с. Никольское Сердобского у. Саратовской губ

Потомственный дворянин, ведущий свой род с  XIV  века, когда    византийский полководец Владимир Мономахов выехал на Русь в 1392 году 
Окончивший  военное  артиллерийское   училище, он вступил в полк, но вскоре вышел в отставку, и служил    по гражданской части – мировым судьей.
13 лет  - с 1883 по 1896   год – он был чиновником  низшего,   14-го  класса,  (коллежский регистратор),  на следующей ступеньке 12  класс, он «застрял»  еще на 8 лет.
Да, он вырастил и воспитал восьмерых детей.

Старшая, Мария, родилась 22. 07. 1887 года. Затем идут Николай (16. 04. 1889), Наталия (5. 11. 1890), Екатерина (20. 04. 1892), Владимир (20. 02. 1894), Елена (20. 02. 1896), Михаил (6. 05. 1898) и Александр, родившийся 27. 07. 1900 года.
 

Поручик в отставке, отец  восьмерых детей, к 40 годам     был чиновником XII класса, то есть находился в самом низу иерархической лестницы.  (11-й и 13-й классы петровской табели о рангах уже не присваивались)
Только в 1905  году его заметили и оценили как активного общественного деятеля  - он непременный член Саратовского губернского присутствия, гласный губернского земского собрания от Сердобского уезда.  
Его заметил и  сам реформатор Столыпин, в ту пору - губернатор Саратовской губернии,   проезжая по разоренной   крестьянскими бунтами   Саратовской губернии,    вдруг оказался в оазисе благополучия  - в усадьбе  Мономахова.  

Оттуда через погорелые усадьбы поехал к Мономахову, у которого вторично обедал – там громадная семья, сестры с детьми, внуки и проч[ее].
(Из письма П.А. Столыпина к жене)

Между тем, в  1905 году в Саратовской губернии было сожжено, разграблено или частично разрушено около 300 поместий, что составило 31,3% от общего числа пострадавших поместий в Европейской части России, т.е. здесь было уничтожено в 6 раз больше, чем в любой другой губернии».           

Оказывается,   русский бунт, хоть и беспощадный, не такой  уж и бессмысленный  -   крестьяне  четко различали   помещиков и  безошибочно разделяли их на две категории  -     меньшая часть  рачительно хозяйствовала на своей земле,  и крестьянские волнения обходили их стороной.   А у большинства помещиков земля зарастала   сорняками и кустарником,  или они сдавали ее в аренду по высоким ценам. К таким, что называется,   собакам на сене, относились соответственно  -   жилые и хозяйственные постройки  сжигали,  все ценное вывозили и делили.
И порядок  Мономахов умел наводить не только в своем поместье. 
Вот тут то  и начался карьерный рост  незаметного  провинциального чиновника – за 1905 год  он  стал  чиновником  8-го класса -  коллежский       асессор,   и получил «Анну на шею) (вторая степень ордена Святой Анны).
 

В  следующем, 1906 году, 5  мая он был произведен в надворные советники (7-й класс) и назначен исполняющим должность вице-губернатора Вологодской губернии. В октябре он получил  чин коллежского советника (6 класс). То есть за два года – из старших лейтенантов – в полковники.
Двадцать второго апреля 1907 года Николай Владимирович произведен в статские советники,  (5-й класс), неоднократно  исполняет обязанности губернатора Вологодской области.

 

Именно в статусе  Исполняющего должность губернатора он следит за нравственностью учащихся:
Из предписания вологодского вице-губернатора Н. Мономахова вологодскому полицмейстеру В. С. Четыркину о мерах по надзору за учащимися
      2 сентября 1908 г. Секретно

      Вследствие циркуляра департамента полиции от 14 июля текущего года за № 66324 образованным мною совещанием по принятию мер к упорядочению внешкольного наблюдения за поведением учащихся в общественных и публичных собраниях одобрены следующие мероприятия:
      1). Воспретить учащимся быть не в надлежащей форме вне своих квартир.
      2). Установить наблюдение за квартирами учащихся через посещение их инспекциею учебных заведений, причем вменить полиции в обязанность доставлять конфиденциально учебному начальству в случае надобности, по запросам директора или начальницы, сведения о нравственных качествах и политическом направлении лиц как желающих держать у себя учащихся на квартирах, так и уже содержащих.
      3). Воспретить учащимся посещение портерных[1], клубов и буфета на вокзале, исключая особо устраиваемых так называемых детских вечеров, и засим кроме учебного надзора и со стороны полиции подтвердить содержателям портерных и администрации клуба, чтобы они не допускали учащихся.
      4). Привлечь полицию к оказанию содействия учебному начальству в надзоре за поведением учащихся в общественных местах для гуляния: в Александровском саду, на бульварах и Соборной горке, учредив в этих местах постоянный полицейский пост.
      5). Посещение театров учащимися желательно только в праздничные дни, причем для надзора во время представлений предоставить каждому учебному заведению бесплатный билет, а также не допускать учащихся в театрах за кулисы и занимать места ближе 6 ряда...
      И [справляющий] д[олжность] губернатора вице-губернатор Н. Мономахов.
      ГАВО. Ф. 129. On. 3. Д. 740. Л. 154-154 об. Подлинник. Машинопись.

Он же обращает внимание жандармов что они хреновато мышей ловят:
"Ссыльные г. Устюга... ведут себя далеко не спокойно, - писал в феврале 1908 года начальнику Вологодского губернского жандармского управления вице-губернатор Н. Мономахов. - В апреле прошлого 1907 года была стычка ссыльных со стражниками, причем дошло до употребления в дело оружия. Ссыльными Бугаевым и Иваном Чередниковым был убит в Устюге крестьянин Калининский. Ссыльный Лузганов задержан за покушение на ограбление городской кладбищенской церкви; в соучастии с ним подозревается другой ссыльный Басенко..."{1
ГАВО. Ф. 108. Оп. 4. Д. 57. Л. .15
Материально  вице-губернатор жил не очень – из случайно сохранившихся    документов   и писем  можно узнать, что он  обращался и к брату за помощью, ( а у того  тоже с деньгами было плоховато), и брал деньги взаймы.  
Вексель, датированный 25 сентября 1909 года, выдан Николаем Владимировичем Мономаховым: «От сего числа через двенадцать месяцев по сему векселю повинен я заплатить крестьянину Никольского уезда Александру Маркелову [т.е. Маркеловичу] Глебову одну тысячу рублей статский советник Николай Владимирович Мономахов».

Можно предположить,  для чего  статскому советнику  Мономахову  понадобились  деньги   -   в марте 1910 года Николай Владимирович Мономахов приобрел автомобиль, который обошелся ему в 1524 рубля. «Ваше Превосходительство, Заказное письмо Ваше от 14-го с/м с векселями на Руб.-1524- мы получили…[так в документе – Авт.] Получение купленного Вами автомобиля мы подтвердим Вам телеграммою. С совершенным уважением Торговый дом «Победа».Скорей    всего -  Мономахов купил автомобиль фирмы Brasier  (Бразьер)  с фирменным кузовом «Победа»
 
Как бы не первый автомобиль в Вологде!
Во всяком случае, Владимир Николаевич был среди пионеров автомобилизации   - в 1915  году в Вологде было только 4 легковых автомобиля.

А теперь  сравним с нашими   губернаторами и губернаторенками.
Брать то деньги они вполне обучены,   и хапают и ртом, и ж..., и самолично, и ртами и ж...   своих сыновей и зятей.   А вот  дать расписку,  что взял деньги  и обязуется вернуть...
Ага, щас.

И  -  автомобиль   вице-губернатор    Мономахов    покупал НА СВОИ, хоть и в долг.  А  только  у  губернатора Позгалева  одновременно было  ЧЕТЫРЕ  автомобиля  - один, пошикарнее, для встреч  президентов и королей,      два  Лексуса попроще,
 
 

 ну, и на охоту ездить, внедорожник.
 И все эти  охренительно дорогие тачки  - за наш счет граждане.
Но вернемся в начало века двадцатого.

 Сам Столыпин,  которому понадобился  дельный управленец на дальней окраине страны, хлопочет перед императором о переводе Мономахова во Владивосток, где требуется вице-губернатор Приморской области. Указ о переводе последовал 6 июля 1910 года.
Наконец, в 25 марта 1912 года он за отличие переводится в действительные статские советники (чин 4-го класса, генеральский) и назначается губернатором Камчатской области.

В 1909 году по закону «Об административном переустройстве Приморской области и Сахалина» из уездов Приморской области: Петропавловского, Охотского, Гижигинского, Анадырского и Командорских островов была образована Камчатская область. Главное управление областью принадлежало Приамурскому генерал-губернатору, а местное – губернатору.

Вовсе маленький был город - Петропавловск Камчатский. 
 
Уже осенью 1912 года губернатор  Мономахов пишет представление Приамурскому генерал-губернатору об ассигновании пятидесяти пяти тысяч рублей для строительства в городе общественного собрания. «Отсутствие в Петропавловске всего того, к чему привык интеллигентный класс, как то: театры, библиотеки, клубы и т.д., в связи с ограниченностью состава чинов администрации, при которой редкий день не приходится всем видеть друг друга, действует удручающе, в особенности на тех из них, которые перевелись из более или менее культурного города.

Наиболее существенным в достижении цели средством была бы постройка общественного собрания, в котором могли бы ставиться любительские спектакли, можно было бы танцевать, где была бы библиотека, бильярд и т. д. Потребность в таком доме сильно ощущается, и наличие его послужило бы в значительной степени к объединению общества и дала бы возможность мало-мальски разнообразить жизнь людей, обрекших себя на службу на крайнем северо-востоке с его более чем тяжелыми условиями жизни».
К сожалению, такое здание так и не было построено, хотя рисунок его сохранился в архивных документах. Пришлось приспосабливать для указанных целей помещения Литературно-музыкально-драматического общества.
 

А позже на углу улицы Большой и Воробьева переулка выстроили здание театра, который получил имя супругов Мономаховых. Это здание существовало до 1936 года, пока не сгорело. И все это время, за исключением смутных революционных лет, в нем располагался именно Камчатский театр.

«Камчатский листок»,  в разделе "Хроника":

"В воскресенье 1 мая [1916 года] в театре имени С. М. и Н. В. Мономаховых состоится "иллюзион", на котором будет впервые показана картина: виды Аляски, Чукотского побережья, Камчатки и гор. Петропавловска. Кинематографическая лента привезена из Америки г. Свенсоном (знаменитый арктический исследователь. — Б. П.), и как он нам передавал, что эта картина в Америке делала колоссальные сборы. Весь сбор с иллюзиона поступит в пользу больных и раненых воинов. Начало сеанса в 9 часов вечера. Билеты на этот сеанс будут продаваться в нашем театре 1-го мая".

В "Камчатском листке" от 17 сентября (№ 635)   информация: "В четверг 15-го сентября в местном иллюзионе состоялся первый иллюзион для детей. Детвора собралась к театру далеко еще до начала сеанса. Жаль только, что не все были дети. Не мешало бы начинать детские иллюзионы ранее 5-ти часов, т. к. первый сеанс окончился в восьмом часу вечера и пишущему эти строки пришлось быть свидетелем того, как разносили по домам сонных посетителей первого детского иллюзиона. По слухам, директор нашего театра будет устраивать два детских иллюзиона в месяц".

Так было положено начало детским киноутренникам.

При губернаторе Н. В. Мономахове был достроен в Завойкинском саду и освящен новый собор во имя Святых апостолов Петра и Павла. Двадцать третьего декабря 1912 года в Петропавловске торжественно освящена и открыта второклассная приходская школа, а в 1913 году — построена новая часовня над братской могилой защитников города от англо-французского десанта. Двадцать первого апреля 1913 года был утвержден герб города, который существует и поныне. Наконец, стараниями Мономахова в Петропавловске появился телефон с несколькими десятками номеров.
Резюме -  при правлении Мономахова в Петропавловске появились электричество, телефонная связь, типография, кинотеатр и любительский театр.

Характерная деталь – в 1913  году  губернатор  Камчатки предпринимает путешествие из Петропавловска-Камчатского  - на Чукотку, для обследования   золотоносных месторождений.
Вот как описывал это журналист Арцышевский: «Н. В. Мономахов лично предпринял поездку в этот край, проехав большую часть пути на собаках, и только в некоторых местах верхом на лошади, сделав туда и обратно более 2000 верст. 
 

А теперь  сравните с нашими губернаторами, которым не под силу совершить путешествие из Вологды в Москву  в комфортабельном  купе  поезда или в  райцентр на автомобиле, и губернатора ТЕХ времен,  который по дикому бездорожью тундры,  на  нартах с собачьей упряжкой, едет за тыщу километров, чтобы  лично разобраться с хищнической добычей золота.
 
На этом снимке губернатор Камчатской области Мономахов в окружении родственников и  подчиненных. (1915 год) 

 

В конце 1916 года губернатору   Мономахову позволяют уехать  «на материк»,  в шестимесячный отпуск, но из этого отпуска он уже не вернулся.

Февральская революция 1917 года застала Мономаховых в Петербурге. Губернаторской должности Николай Владимирович, естественно, лишился, поэтому о возвращении на Камчатку не могло быть и речи. Все имущество семьи, оставшееся в Петропавловске, было продано на аукционе городскими властями. Выручка наверняка пошла в казну, если не кому-то в карман.
Далее   шел провал в биографии  – в исследовании   Александра Смышляева «Последний губернатор старой Камчатки»   написано  так: 
«О дальнейшей судьбе Николая Владимировича Мономахова ничего не известно. То ли он сгинул в горниле Гражданской войны, то ли эмигрировал за границу? Ничего не известно и о Наталии Николаевне. А вот судьба старшей дочери Марии Николаевны и младшего сына Александра Николаевича прослеживается до 1919 года. Они оба служили по найму в 6-й Красной армии, она — машинисткой, он — телеграфистом. Узнав, что они дети дворянина и бывшего губернатора, командование поспешило обоих уволить, «вычистить».

Но, как уже говорилось, следы  четы  Мономаховых    обнаружились    в  Вологде.


Дело в том, что в  революционном Питере жить было  откровенно хреново
- Напомню  -   в это время,  зимой 1917-1918 года, из Петербурга сбежало не менее миллиона человек из трех миллионов населения. Десятки тысяч петербуржцев умерли от голода и холода в своих  заледеневших квартирах – в городе не работала канализация, с дровами для отопления   было катастрофическое положение.  

В Вологде было относительно благополучно.
К тому же, его сын  был принят телеграфистом  в 6-ю армию, дочь – служила   машинисткой там же.
И вот – в 1929 году  бывшего вологодского вице-губернатора вологодские  власти  лишили  избирательного права, а значит -    лишили  права на получение даже самого минимального пайка.
Вопрос – зачем?  Если Мономахов был уже немощен – он уже никому не мешал. 
Необъяснима шизофрения  власти с точки зрения  НОРМАЛЬНОГО человека.  Ведь  опытный управленец,   к тому же  имеющий  практические знания в организации сельскохозяйственного производства, мог бы пригодиться при организации колхозов.
Но, спасаясь от голодной смерти, Николай Владимирович с супругой Софией Михайловной уехали в Ленинград, к сыну.
А дальше...

Действительный статский советник, бывший вице-губернатор Вологодской губернии, бывший губернатор Камчатской области,  перед арестом на иждивении детей, проживал: г. Ленинград, наб. р. Мойки, д. 82, кв. 29. Арестован 9 марта 1935 г. Особым совещанием при НКВД СССР 17 марта 1935 г. осужден как «социально опасный элемент» на 5 лет ссылки. Отбывал срок в п. Урицк Кустанайской обл. Арестован 19 ноября 1937 г. Тройкой УНКВД Кустанайской обл. 2 декабря 1937 г. приговорен по ст. 58-10 УК РСФСР к высшей мере наказания и расстрелян.
Его сын Михаил осужден в 1933 г., отбывал срок в Бамлаге; артист балета, до самой смерти в 1950-х годах он работал балетмейстером в Львовском  театре. 
жена Софья Михайловна, сын Александр, сноха Антонина Васильевна (жена сына Михаила), внучка Эсфирь Апполоновна Журавская были высланы в 1935 г., освобождены в 1936 г. все кроме жены; дочь Мария Николаевна Иваницкая с мужем и дочерью высылались в 1935 г. в Куйбышев.

Александр Николаевич Мономахов был актером Театра драмы в Ленинграде.
Слава Богу, и сейчас живут потомки славного рода Мономаховых, и помнят  слова, начертанные на гербе своего рода  -   Памятую честь своих предков.


 
 

Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика