Вологодская деревня. Будем жить!

18.04.2017 [БлогоVO]

Уже несколько дней не дают покоя раздумья о судьбе наших вологодских окраин. 

Из официальных источников известно, что 15 районов Вологодчины депрессивны. В них практически не остается сельского хозяйства. Всё относительное сельскохозяйственное благополучие региона складывается из показателей, которые дают пригородные хозяйства, экономический потенциал которых был заложен еще во времена советской власти. 

Эти тревожные раздумья были вызваны выступлениями фермеров и крестьян на проходившем недавно съезде Вологодской ассоциации фермерских, крестьянских хозяйств и кооперативов. Долгие годы бессменный председатель Вологодского АККОРа, Сергей Беляков скоропостижно скончался от инсульта. Крестьянам предстояло выбрать нового. Так вот от выступлений крестьян и фермеров на этом форуме по спине пробегал озноб. 

Фермер из Вытегорского района. Сельское хозяйство в районе разорено. Единственный он еще жив. По программе поддержки получил 10 миллионов рублей на строительство фермы и закупку скота. 
Построил, завел скот ценой невероятных усилий. Но нужно еще купить 100 коров, чтобы выйти на рентабельность, нужны еще деньги, но их нет… Впереди банкротство и глубочайшее разочарование. Человек, приехавший из такой глубинки, рискнувший взвалить на себя тяжелейшую ношу фермерства – плакал. Плакал от бессилия и равнодушия чиновников. 

Со слезами на глазах выступала женщина из Сямжи. Ее уговорили участвовать в программе «Семейная ферма», по которой государство дает участникам два миллиона рублей на строительство двора и обзаведение скотом. Их было в районе пять человек, которые соблазнились войти в программу. Условие департамента было таково: мы даем вам по 2 миллиона, вы со своей стороны обеспечиваете софинансирование в размере 40 процентов от этой суммы. То есть, 1400000. А где взять их в депрессивной деревне? 

Очень просто: сходить за кредитом в «Россельхозбанк». Доверчивые крестьяне согласились, собрали все требуемые документы, гарантии, заверения банков, что нет причин для отказа в выделении кредитов. 

Последствия хождения в «семейный бизнес» таковы, рассказывала сямженка, что один осчастливленный крестьянин уже умер от переживаний, двое лежат с инфарктами, а сама она в прединфарктном состоянии. Деньги департамент, изучив документы заявителей выделил, крестьяне пустились закупать скот, стройматериалы… Но банки в кредитах, не объясняя причин отказали, и поэтому департамент решил отозвать свои деньги. Пошли суды, за судами, которые иных свели в могилу, иных уложили на больничные койки… 

Крестьянское кролиководческое хозяйство из села Биряково: « Уймите ветеринаров, услуги которых съедают едва ли не половину доходов. А услуги по забою скота, то бишь кроликов, съедает все остальное». 
Фермер Сергей Юшкевич из Бабаевского района: «Работаем на земле, не имея на нее никаких прав. Земля не размежевана, денег у властей на межевание нет. Но если она будет размежевана, то ее выкупят с аукциона москвичи…» 
Другой фермер скосил пустоши, не кошеные много лет, и едва не угодил за решетку… 
На этом решил поставить точку…

Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика