Патриотизм незнания Технология мифотворчества. За каждым подвигом стоит чья то подлость

20.03.2017 [БлогоVO]

Придумывать  небывалые подвиги  у нас начали давно – еще в Первую мировую войну  размахнулись,  используя печатный станок во всю мощь. 
Вот история   Кузьмы Крючкова,  в которой из стычки  кавалерийских разъездов   раздули  небывалый подвиг 
4 (четыре) казака  столкнулись с   немецким кавалерийским разъездом в 27 человек, и так ловко и бесстрашно   сражались казачки, что  всех победили, а сами оказались только легко ранены. 
Ну, по крайней мере так рассказывали...  


Сам Кузьма Крючков,  якобы  убивший тогда  11 немецких кавалеристов шашкой и отобранной у немцев же пикой,  каждый раз рассказывал по новому: 

«...В это время мои товарищи справились с другими. На земле лежали двадцать четыре трупа, да несколько не раненных лошадей носились в испуге. Товарищи мои получили легкие раны, я тоже получил шестнадцать ран, но все пустых, так - уколы в спину, в шею, в руки. Лошадка моя тоже получила одиннадцать ран, однако я на ней проехал потом назад шесть верст.»
Наша пропаганда   откликнулась   сотнями тысяч плакатов-лубков, подвиг Крючкова    изображали и на папиросных пачках и  почтовых открытках...



Были и другие, не столь личные  -    некий казак пикой сбивает немецкий дирижабль,  и жена шьет ему штаны из оболочки (обратите внимание – авторы – Малевич и Маяковский)





Впрочем,  немцы и австрийцы  тоже  на  своих плакатах нас били. 




Так что  традиция  бумажной войны давняя. 






И когда уже   в 1941 году    22  июня   из Каунаса (столица Советской Литвы)   полном составе бежали  партийный и советский аппарат Литовской ССР,    город покинули   НКГБ и НКВД,  и вся милиция была снята с постов,    на следующий день в пустом городе  (немцы   появились на окраинах Каунаса только вечером 24 июня)   жители    НИЧЕЙНОГО города слушали по радио победную сводку Главного Командования Красной Армии за 23 июня 1941 года:
На ШАУЛЯЙСКОМ и РАВА-РУССКОМ направлениях противник, вклинившийся с утра в нашу территорию, во второй половине дня контратаками наших войск был разбит и отброшен за госграницу; при этом на ШАУЛЯЙСКОМ направлении нашим артогнём уничтожено 300 танков противника. 

За 22 и 23 июня нами взято в плен около пяти тысяч германских солдат и офицеров. 

По уточнённым данным за 22.VI всего было сбито 76 самолётов противника, а не 65, как это указывалось в сводке Главного Командования Красной Армии за 22.VI.41 г. 
Такая откровенная брехня – 300 немецких танков уничтожено только за один день и только на одном направлении! – это было слишком даже для нашего радио, и уже на следующий день вместо сводки Главнокомандования   вышла   Сводка Совинформбюро, которая тоже супостатов не жалела  - уже в XXI веке, с появлением компьютеров,  посчитали,   что по сводкам  храбрые советские воины  убили  ТРИ  МИЛЛИАРДА  немцев. 
Вот столько:  3 000 000 000

Тут же пошло и производство «подвигов»:
Вот плакат прямо сделанный по Сводке Совинформбюро-   лейтенант Железняк штыком убивает семерых немцев.




Но -  одним штыком семерых побиваху кажется мало,
Еще давай!  
И пропаганда дает, невзирая на то, что Минск сдали уже на седьмой день войны. 






Вот младший лейтенант Михайлов  даже оружием не заморачивается, голыми руками немцев бьет. 


А вот – с топором на танк, история  повара Середы,  отраженная во множестве плакатов и бесчисленных вариациях. 


В августе 1941 года на одном из участков фронта в районе Двинска разгорелся сильный бой. Наши бойцы шли в атаку. Немцы упорно оборонялись. На помощь фашисткой пехоте подошел танк. Ободрённые этим, немцы двинулись в контратаку. Комсомолец Иван Середа – повар полковой кухни – оказался невдалеке от места боя.
Оставив кухню на попечение помощника, Середа взял топор, подобранный в захваченном вражеском окопе, и стал подкрадываться к немецкому танку. Фашистские автоматчики заметили его и открыли огонь. Середа упал в траву, притворившись убитым. Фашисты прекратили стрельбу. А Середа полз. Когда вражеский танк поравнялся с ним, Середа вспрыгнул на броню и, ударив обухом топора по стволу пулемёта, вывел его из строя. Воодушевлённая отвагой героя, наша пехота бросилась вперёд и захватила машину.

В другой раз Середа с группой разведчиков пробрался во вражеский тыл. По шоссе двигалась колонна немецких танков и мотоциклистов. Фашисты заметили наших бойцов и открыли огонь. Середа подполз к одному танку и связкой гранат подорвал его. В бою был убит наш пулемётчик. Середа лёг за пулемёт. Двадцать вражеских мотоциклистов погибли от его огня. Расстреляв все ленты, герой бросился в рукопашную схватку, взял в плен трёх фашистов и доставил их в свою часть.

31 августа 1941 года комсомольцу Ивану Середа присвоено звание Героя Советского Союза.

Текст взят из книги «За Родину, за Сталина» стр. 72, изд. 1951 года.


Примечание  - в августе   близ Даугавпилса, он же – Двинск, он же Динабург, красноармейцы могли находиться или в лагере для военнопленных, 
Двинск (Двинский) лагерь военнопленных /«лагерь смерти»/,
лагерь имел наименования:
«Шталаг-347» - по август 1941 г.;
«Шталаг-340» - в 1941-1943 гг.; 
«Дулаг-100» - в 1944 г.



Или в лесу  могли прятаться, стараясь не шуметь.

Но – подвиг стали тиражировать, сопровождая плакатами, ничуть не хуже   1914 года:



Вот как это дает Википедия:   ( и опять – АВГУСТ! ) 
В августе 1941 года в районе города Двинска (ныне ДаугавпилсЛатвия) он готовил обед для красноармейцев. В это время он увидел немецкий танк, двигавшийся в сторону полевой кухни. Будучи вооружён только винтовкой и топором, Иван Середа укрылся за кухней, а танк, подъехав к кухне, остановился и экипаж стал вылезать из него[1].
В этот момент Иван Середа выскочил из-за кухни и бросился к танку. Экипаж немедленно укрылся в танке, а Иван Середа запрыгнул на броню. Когда танкисты открыли огонь из пулемёта, Иван Середа ударами топора согнул ствол пулемёта, а затем куском брезента закрыл смотровые щели танка. Далее он начал стучать обухом топора по броне, при этом отдавая приказы красноармейцам, которых рядом не было, забрасывать танк гранатами. Экипаж танка сдался, а Иван Середа под прицелом винтовки заставил их связать друг другу руки. Когда подоспели бойцы стрелкового подразделения, они увидели танк и связанных четырёх немецких танкистов[1]. По оценке командира 21-го механизированного корпуса генерал-майора Д. Д. Лелюшенко, «своим отважным поступком показал исключительный пример героизма»[3].


Какую же оценку дал   генерал-майор Лелюшенко? 


Автоматчик И. П. Середа из полка Ермакова в одном из боев оказался рядом с неприятельским танком, остановившимся за укрытием и ведущим огонь из пулемета (пушка, по-видимому, была выведена из строя). Советский воин дерзнул его уничтожить, но пулей броню не пробьешь. Храбрец подкрался по канаве с тыла, быстро вскарабкался на танк и ударами саперного топора вывел из строя пулемет и экипаж фашистского танка. Огонь прекратился. В это время в атаку поднялось все подразделение и отбросило вражескую пехоту. Затем он подорвал еще один танк противотанковой гранатой.
За исключительную храбрость и боевую смекалку комсомолец Иван Павлович Середа{8} в начале войны стал первым Героем Советского Союза в борьбе за свободу Латвии. В дальнейшем за мужество и боевое мастерство ему было присвоено офицерское звание.
Из воспоминаний генерала армии Д.Д. Лелюшенко
http://militera.lib.ru/memo/russian/lelyushenko_dd/01.html

Еще вариант, и  опять – август:
Шел жаркий август 1941 года. Наши войска упорно отбивали ожесточенный натиск гитлеровских полчищ в районе Двинска Латвийской ССР. Иван Середа был тогда поваром.
Пристроившись со своей кухней в лощинке, заросшей леском, он готовил обед для воинов, оборонявших подступы к городу, и прислушивался к звукам боя. Ему казалось, что положение на передовой вроде бы «не горячее», через какой-то часик можно будет накормить друзей вкусным супом.

Только размечтался, и вдруг совсем невдалеке послышался гул мотора. Выглянул Иван из-за куста и глазам своим не поверил — по проселочной дороге полз танк с фашистским крестом. Дрогнуло у повара сердце: «Беда. Тут же почти рядом штаб, — мелькнула мысль. А вслед за ней другая, решительная: — Действовать. Не пустить дальше врага!».

Машинально схватив винтовку и… топор, Середа, перебегая от дерева к дереву, бросился наперерез стальной махине. Хотел стрелять, но решил, что это бесполезно. И в тот же миг («Откуда только ловкость взялась», — говорил после) прыгнул на танк. Дальше все произошло, очевидно, тоже машинально. Выхватил из-за пояса увесистый топор и, размахнувшись, со всей силы рубанул по стволу пулемета. Вслед за этим бросил на смотровую щель кусок брезента и забарабанил обухом по броне.

Его удары гремели как разрывы снарядов. Гитлеровские вояки растерялись. Машина заюлила.

— Хенде хох! Капут! — закричал Середа и начал громко подавать мнимые команды: — Приготовить гранаты. Орудие к бою!

Вскоре открылся люк и из него вытянулись вверх две руки.

— Выходи, выходи! — командовал Середа, держа винтовку наизготове.

Когда на подмогу прибежали бойцы» на земле уже стояли сдавшиеся в плен четыре вражеских танкиста и со страхом озирались по сторонам.

Много было в тот тяжелый день добрых шуток, радости и задорного смеха. Середа сумел прославиться своей храбростью, да и друзей успел накормить сытным обедом-ужином.

Через некоторое время Ивану довелось с группой бойцов побывать в разведке в тылу противника. И там он снова показал бесстрашие, высокую воинскую сноровку. Когда фашисты обнаружили советских наблюдателей и пытались захватить их, Иван Середа со связкой гранат подполз к немецкому танку и подорвал его. Потом он заменил убитого пулеметчика и метким огнем скосил около десяти мотоциклистов. Группа отбилась от наседавших гитлеровцев и вернулась в свое подразделение с трофеями и тремя пленными.

По представлению командования Северо-Западного фронта Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 августа 1941 года И.П. Середе за его ратные подвиги было присвоено звание Героя Советского Союза.

С фронта Иван Павлович вернулся в родное село в звании гвардии старшего лейтенанта со многими орденами и медалями на груди. Долгое время был председателем Александровского сельского Совета депутатов трудящихся. В 1950 году И.П. Середа умер.
Трокаев А.А. Кавалеры Золотой Звезды. Очерки  о Героях Советского Союза». Донецк, «Донбасс», 1976 г. с.377-378. 

А в газете  1941 года     Середа  спасает командира полка:
«Вблизи  штабной  кухни, где Середа был старшим поваром, группа фашистов напала на командира полка. Приказав своему помощнику доваривать обед, Середа со связкой гранат бросился на выручку командира. Зайдя немцам в тыл,  он  метким ударом гранат сразу уничтожил 14 фашистов. 6 офицеров ему удалось оглушить ударами приклада и взять в плен. Жизнь командира была спасена.
На следующий день, когда наступали 7     фашистских танков, Середа снова оставил кухню и связкой гранат  подорвал один крупный танк. На другой он вскочил  и сильным ударом топора согнул ствол пулемета. Фашистские танкисты сдались.
Будучи в разведке, Иван Середа  из засады пулеметным огнем и гранатами уничтожил 20 немецких мотоциклистов.



И в другой газете  Середа гнет топором   танковый пулемет,    а потом, уже   в разведке подбивает немецкий танк связкой гранат, убивает 20 мотоциклистов и берет в плен трех немцев.




Надо ли комментировать  эти плоды дубовой советской пропаганды?


Иван Середа умер  в 1950 году, воспоминаний и мемуаров   не оставил, а награднике   написано: 
«В боях под Двинском вскочил на вражеский танк, начал водить стволом вверх и вниз, не дав возможность стрелять. Своим отважным поступком показал исключительный пример героизма...
Про топор – ни слова!



 А в Указе о награждении и вовсе скромно – За образцовое выполнение  боевых заданий  и проявленные при этом героизм и отвагу.
Никаких прыжков на танки, потому что – документ, и мог попасть на глаза Сталину. 



Про еще одного героя с топором,  Овчаренко,  вообще какая то запредельная информация  -



13 июля 1941 года в боях в   при доставке боеприпасов в свою роту возле местечка Песец,Хмельницкая область, ездовой пулемётной роты 389-го стрелкового полка 176-й стрелковой дивизии 9-й армии Южного фронта красноармеец Д. Р. Овчаренко внезапно столкнулся с отрядом солдат и офицеров противника численностью 50 человек. При этом противнику удалось завладеть его винтовкой. Однако Д. Р. Овчаренко не растерялся и, выхватив из повозки топор, отрубил допрашивавшему его офицеру голову, бросил в солдат противника 3 гранаты, уничтожив 21 солдата. Остальные в панике разбежались. Затем он догнал второго офицера в огороде местечка Песец и также отрубил ему голову. Третьему офицеру удалось сбежать. После чего собрал у убитых документы и карты и вместе с грузом прибыл в роту.



Ага, а 50 наивных немцев смотрели, и ждали,  когда   русский отложит топор и возьмется за гранаты...

Опять же, за давностью  лет  разобраться в этой истории   сложно – немцев не просишь...
Скорей всего было так – в условиях  «слоеного пирога», когда  наши  и немецкие подразделения  были  перепутаны, наткнулся ездовой на  немецкую колонну после  налета  авиации, (возможно и немецкой же), подобрал    документы и карты и явился к командиру.
И поди – опровергни – вот документы, вот  мертвые немцы.
А вот и  «наградник»,  в котором изложена  эта история...

Но – для бойцов-окопников Красной  армии,  нюхнувших пороху, и знавших, как трудно убить ОДНОГО  немца, такая  КузьмаКрючковщина  начального  периода войны никак не годилась.
И тогда пошла индустрия производства   героев,   беззаветно отдававших свою жизнь....



 Читайте далее - В чем подвиг,  брат? 
Настоящий герой – Александр Панкратов.
 


Часть первая

Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика