Смешная старина

24.09.2016 [БлогоVO]
В Вологодской области путешественников всегда встречают анекдоты. Мы уже писали о странном белозерском ресторане, где порции одинакового супа несут с разницей в час. Когда я путешествовала по ВО в 2008 году и ходила по музеям, меня, студентку, везде пугались и мне открывали все двери. Я смекнула - что-то не так. Оказалось, все думали, что я - работающий под прикрытием ревизор из Петербурга, где накануне украли вещи из Эрмитажа, и поэтому были крайне милы.

Сегодня – несколько анекдотических историй прежних путешественников по Русскому Северу
 
Заваривать пакетик чая дважды – признак русского человека?
 
У архимандрита с помянутыми игумнами стол всегда в келье и чрезвычайно дурной, например, из чайника чайная трава, что выбрасывается, он употребляет на ботвинью зимнюю и крепко расхваливает.
 
П. Челищев. Путешествие по северу России в 1791 году. Речь о Кирилло-Белозерском монастыре.
 
Про богатого вологодского купца
 
Про самого богатого купца, который состоит, конечно, и гласным думы, и церковным старостою в одном из храмов, местные обыватели рассказывают, что он столь усердно молит Господа о ниспослании ему всяких и житейских и небесных благ, что когда певчие во время просительной ектении возглашают «подай Господи, он кладет низкие поклоны и вслух произносит: «пожалуйста, подай, Господи». В это время богобоязненные старушки, стоящие в храме, особенно умиляются.

 

А. Фирсов. По рекам Вологде, Сухоне и Северной Двине
 

Как чекинился на Вологодчине Петр Челищев, путешественник 1791 года
 

Во все наше от губернского портового города Архангельска до уездного Вологодского наместничества Велико-Устюгской области города Тотьмы реками Двиною и Сухоною на катере путешествие каждому городу, в которых были, подъезжая к нему и выезжаючи из него, палили по пяти раз из больших пушек; всякому в виду нашем бывшему мужескому и девичьему монастырю с монахами — по три, а упраздненному без монахов — по три же выстрела, но из маленьких пушечек; каждому погосту — по одному разу из большей пушки; часовням — по одному ж выстрелу из маленькой пушечки; всякий день в вечернюю и утреннюю зорю — по одному же выстрелу из больших пушек.
 

П. Челищев. Путешествие по северу России в 1791 году.
 

Венец, избавляющий от головной боли

 
При раке находятся железные вериги, четки и венцы. Венцы сделаны из двух полос, крестообразно сложенных, с обручем вокруг головы. По преданию, эти реликвии принадлежали преподобному. В настоящее время богомольцы надевают их на себя, с верою исцеления от недугов. По объяснению монаха, который показывал мне венцы, – у преподобного был лишь один такой венец; когда было замечено, что венец, надетый на голову, избавляет верующего от головных болей, то появился на венец такой спрос, что не все желающие успевали им пользоваться. Тогда монастырем было изготовлено, по тому же образцу, еще пять таких же венцов, и который из них настоящий, – теперь не знают уже и сами монахи.
 
Как заставить сфоткаться деревенскую модель
 
Мы были в монастыре по окончании обедни. У раки служился молебен; стояло несколько пассажиров с нашего парохода, горожане и много баб. Одна из них, старенькая, с изможденным серьезным лицом, с платком на голове, подошла к ящику купить свечку. Как только М. М. увидал на ее голове один из железных венцов, тотчас же подошел к ней и стал уговаривать выйти из храма на двор, не объясняя зачем, но с явным намерением снять с нее фотографии.
Долго отмалчивалась баба от М. М., наконец огрызнулась:
– Не видишь разве, что свечу покупаю, иду на молебен. А ты с непутевым пристаешь.
– Молебен-то только начался, ты успеешь попасть к нему; я ведь прошу тебя только на минутку выйти из церкви.
– Оставь, не пойду, – ответила баба, отвернулась в сторону и широко перекрестилась.
М. М. тогда догадался обратиться к благосклонному содействию церковного старосты, который, действительно, воздействовал на бабу и заставил ее идти во двор. По пути прихватили и другую бабу в железном венце. Нужно было видеть то страдание, которое выразилось на их лицах, пока М. М. наводил на них фокус своего аппарата.
Отпустив баб с миром, М. М. обратился к старосте:
– Нельзя ли на кого-нибудь надеть вериги. Я еще сделал бы снимок.
– Не угодно ли, я их надену на себя.
– Пожалуйста. Кстати наденьте на голову и железную шапку. Староста скоро возвратился в шапке и веригах, надетых на темный пиджак, из-под которого видна была белая рубаха.
– Не будете ли вы так добры снять пиджак и надеть вериги прямо на рубаху, а то на темном они плохо выйдут.
Поморщился староста, однако пиджак снял и вериги надел на рубаху. Нужно признаться, что и без пиджака староста мало походил на отшельника.
А. Фирсов. По рекам Вологде, Сухоне и Северной Двине

Лейкин и Баранцевич безрезультатно пытаются пообедать в регионе
– Послушайте… Грибы у вас есть? – спросил его я.
– Грибы-с? – повторил он, как-то саркастически улыбнулся, покачал головой и отвечал: - Какие же грибы, помилуйте!.. Грибов нет. Нельзя же все закуски держать.
– Но надеюсь, что хорошенькую уху-то стерляжью можете приготовить?
– Уху-с? здесь, господин, горячей пищи нет. Здесь и кухни нет.
– Как, и пообедать, стало быть, нельзя? – воскликнул Баранцевич. – А зачем же у вас обеденный стол накрыт?
Действительно, посреди буфетной комнаты стоял отлично сервированный стол. Прекрасные фарфоровые тарелки, хрусталь, имелись даже бокалы для шампанского и цветные рюмки для рейнвейна, стояли две бронзовые канделябры со свечами и мельхиоровый холодильник.
– Пообедать можно сколько угодно здесь, а только холодными закусками, - отвечал буфетчик.
– Но кто же обедает холодными, - возразил я, совсем обескураженный. – Впрочем, может быть, хорошую ботвинью приготовить? Это уж и холодное.
– Откуда же взять ботвиньи, помилуйте! – был ответ.
– Как, и ботвиньи даже нет? Но ведь здесь рыбное место. Здесь рыбы много. А затем квас или кислые щи. Это уж везде есть.
– Не держим и квасу. Фруктовые воды есть у нас.
– Вот неожиданность! А мы думали здесь поесть хорошенько. Что же у вас есть? Чем можно пообедать?
– Да многое что есть. Ветчина есть.
– Ну, а еще что?
– Ветчина… Колбаса, балык… осетровый балык. Ну, и белорыбица провесная.
– Это соленая. Телятина есть?
– Откуда же взять телятины? Не держим. Сардинки есть, кильки, колбаса, ветчина…
– Да уж слышали, слышали про ветчину-то. Яичницу, может быть, можно сделать?
- Ничего горячего нельзя-с. Здесь и повара не держим.
Надежда хоть на какой-либо обед пропала. Приходилось только закусывать и запивать чаем.
– Тогда дайте нам скорей чаю полпорции, – сказал Баранцевич.
– Извините… Кипятку еще нет. Но самовар уж ставят. Сейчас будет готов.
Н. Лейкин. По Северу Дикому
 
 
Источник: lion_house
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика