Вологодское ополчение 1608 года

06.09.2016 [БлогоVO]

или про то, как воеводы город пропили, а посадские люди спасли

Мы решили вспомнить про Смутное время. Про тот период истории, когда по стране ходили польско-литовские отряды, самозванцы выдавали себя за умершего царевича Дмитрия, а русские люди собирались в ополчения. 

Про второе ополчение 1612 года знают, пожалуй, все - то ли благодаря памятнику Минину и Пожарскому, то ли потому, что 4 ноября нерабочий день, то ли спасибо школе. Кто-то вспомнит и про первое ополчение - рязанское, 1611 года. 
А вот про то, что к концу 1608 года на севере возникло широкое национально-освободительное движение, помнят немногие. 

А начинали его вологжане. Интересно, что спасли наш город посадские люди - обычные горожане. Причем спасли не только Вологду, но и Кострому, Галич, Ярославль и другие соседние города. А вот воеводы в Смутное время "пропили" Вологду дважды: 
в 1608 году Никита Пушкин со товарищи присягнул Лжедмитрию II (после чего те устроили поборы населения), а в 1612 случилось разорение города "от оплошности и пьянства Вологодского воеводы князя Ивана Одоевского". А дело было так.

26 октября 1608 г. вологодский воевода (сейчас бы он назывался главой АдГорода) Никита Пушкин со товарищи присягает Лжедмитрию II «и вологжан ко кресту приводит…». А уже 29 ноября к Вологде подошел один из отрядов Яна Сопеги «нас побивати, и животы наши грабить, и жен наших, и детей в полон имати». Интерес к Вологде был не случаен. 

Вот Лукомский пишет*, что в переписке Вьюгова с Сапегой встречается указание о том, что "ныне на Вологде собрались все лучшие люди московские, гости с великими товары (т. е. иностранцы) и с казною, и Государева казна тут на Вологде великая, соболи из Сибири..."

Люди из отряда Сапеги начали составлять опись имущества купцов, видимо, с целью его реквизировать. Голландец Масса, который во время смуты оказался в Вологде, в своих записках рассказывает, что вологжане не вытерпели больших поборов поляков и их русских приспешников и "схватив воеводу Нащекина и дьяка Ковернева, всех поляков и пленных, отрубили им головы и трупы бросили с горы в реку Золотуху, где их пожирали свиньи и собаки"

Засланцы Сапеги были арестованы, а вологжане 1 декабря 1608 года составили обращение к своим ближайшим соседям – тотьмичам, с призывом к совместной борьбе с поляками и литовцами, и просьбой оповестить об этом Великий Устюг, Соль Вычегодскую, Вятку и Пермь.

Письмо тотемскому воеводе и посадским людям было написано от лица
вологодского земского целовальника Тимошки Лягушкина «со товарищи» и шести посадских людей: Нечайко Трофимова, Никитки Неклюдова, Нечайки
и Исачки Щелкуновых, Гришки Герасимова и Васьки Малыгина. Подписи нескольких человек сохранились еще и на обороте отписки. Подробности об этих людях раскопал историк Анатолий Грязнов** и мы чуть ниже о них расскажем, используя его исследования.

Ополчение северных городов собралось в Вологде и разбило многочисленные отряды поляков в окрестностях. Уже в феврале ополчение из Вологды двинулось к Ярославлю и в начале апреля заняло его. Затем оно двинулось на выручку Костромы, Галича и других городов.

После этих событий Вологда успешно держала оборону несколько лет, пока в 1612 году не случилось знаменитое вологодское разорение.

С. А. Непеин в книге "Вологда прежде и теперь"*** рассказывает об этих событиях так:

"...в Вологде на епископской кафедре был преосвященный Сильвестр. Он от 29 сентября, писал уведомительную грамоту Московским боярам и воеводам о разорении Вологды в том сентябре месяце Польскими и Литовскими людьми, от оплошности и пьянства Вологодского воеводы князя Ивана Одоевского. 
В сем доношении он извещал, что поляки и его держали под стражею у себя четыре ночи "и многажды приводили к казни и едва жива отпустили". 
Грамоту свою заключает он следующими словами: "а все, господа, делалось хмелем: пропили город Вологду"".

Мы считаем, что люди, организовавшие сопротивление Лжедмитрию II, достойны того, чтобы их имена прозвучали. Чтобы их знали как минимум вологжане. Было их 12 человек - тех, кто подписал грамоту-призыв, ставшую началом вологодского ополчения. 

Их имена называет в своей статье Анатолий Грязнов**: вологодский земский целовальник Тимофей Лягушкин, 
посадские люди Нечай (Нечайко) Трофимов, Никита (Никитка) Неклюдов, Нечай (Нечайка) Щелкунов, Исак (Исачка, Исай, Исайя) Щелкунов, Григорий (Гришка) Герасимов, Василий (Васька) Малыгин, Тихон (Тихонка) Корелин, Дружина (Дружинка) Ваталовский, Панка Белавинский, Тренка Желвачихин и Онтоман (Онтоманко) Неклюдов.

Что известно про этих людей? Большинство из них занимались оптовой и розничной торговлей. 
Тимофей Лягушкин был земским целовальником, то есть исполнял судебные, финансовые и полицейские обязанности. Должность эта была выборная. Тимофей владел двором на посаде и одним амбаром. 

Его родственники (вероятно племянники) – Афанасий и Алексей – сыграли достаточно заметную роль в формировании торгового общества Вологды первой половины XVII в. В 1630-х гг. братья торговали на Сухоно-Двинском речном пути в Вологде, Тотьме, Великом Устюге, занимались оптовыми закупками сала-сырца для последующей переработки. 

Внук Тимофея Иван Васильев с. Лягушкин в 1670-х гг. вместе с сыном Гурием на нескольких судах отправлял торговые экспедиции в архангельском направлении.

Исайя и Нечай Щелкуновы принадлежали к одной из старейших купеческих фамилий Вологды. Во второй половине XVII в. несколько представителей этой семьи были зачислены в гостиную сотню - то есть по нашим меркам были крупными олигархами. 

Младший из братьев Щелкуновых – Нечай был одним из лидеров посадской общины в 1600-1610-х годах. В 1611/12 году он избирался земским старостой.

К этому времени относится сюжет из жития преподобного Галактиона Вологодского, келья которого располагалась недалеко от места, где сейчас находится стадион "Динамо". Предвидя скорое нападение врагов на Вологду, Галактион обратился к городскому совету с просьбой построить Знаменскую церковь, чтобы молитва в ней защитила город. 

В житии говорится, что именно Нечай Щелкунов отказал преподобному в этом начинании. Мол, поблизости от кельи Галактиона уже стоят церкви Флора и Лавра и Екатерины (обе не дожили до наших дней). Оказывается, что Галактион и Нечай Щелкунов были соседями: дворовое место Нечайка Щолкунова фиксируется во Фроловской улице (нынешняя улица Чехова).

Хотя и житие Галактиона и Писцовая книга 1627 г. говорят о гибели Нечая во время нападения на Вологду 22 сентября 1612 г., он, тем не менее, жил еще несколько лет. Например, Нечай фигурирует как здравствующий в грамоте от 4 июня 1613 года и в Дозорной книге 1617 г. На самом деле, во время нападения на Вологду погиб брат Нечая – Исая.

Другие подписанты, Дружинка Ваталовский и Панка Белавинский, - известные на тот момент вологодские торговцы. Дружина Ваталовский «съехал жить к Москве», а Панка Белавинский заложился за стольника Бориса Салтыкова, «а с посацкими людьми государевых податей не платит», продолжая вести масштабные торговые операции.

Про остальных известно немного. Василий Мологин и Исак Щелкунов погибли в Вологодское разоренье 1612 г., Гришка Герасимов в 1616/17 г. «сшел безвестно и з женою и з детми».

Известны также районы проживания подписантов: 
Тимофей Лягушкин, Нечай Трофимов, Никита Неклюдов, Тихон Корелин, Тренка Желвачихин и Онтоманко Неклюдов жили в Мироносицкой сороке (то есть в районе церкви Иоанна Златоуста на набережной VI армии),
Исак и Нечай Щелкуновы –в Козленском сороке (в районе современной улицы Козленской-Первомайской), 
Григорий Герасимов, Дружинка Ваталовский и, возможно, Панка Белавинский –в Леонтьевском (на набережной VI армии между нынешними улицами Лаврова и Некрасова),
а Василий Мологин –в Васильевском сороке (названном по Васильевской церкви на Ленивой площадке, т.е. в самом старейшем районе города).


*ЛукомскийГ.К. Вологда в ее старине.
**Грязнов А.Л., Гуслистова А.Н. Земское самоуправление в Вологде в годы Смуты. Институты и персоналии.
***Непеин С. Вологда прежде и теперь.

 

Автор: Настоящая Вологда
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика