Никто не любит, когда раскачивают лодку

14.07.2016 [БлогоVO]

В колхозе в среднеазиатской советской республике идет собрание. Выступает председатель. Зал внемлет.

«Первым пунктом повестки объявляю премирование моего сына за высокие достижения в работе. Кто за? Против? Воздержался? Принято единогласно. Вторым пунктом я объявляю премирование моей невестки… Прошу поддержать… Принято единогласно. Третьим пунктом объявляю премирование себя автомобилем «Волга» — за высокие достижения в работе…»

Неожиданно в зале поднимается рука пожилого колхозника. «Ты что-то имеешь против?» — грозно насупился председатель из президиума, где сидят сплошь его родственники. — «Нет, просто хочу сказать: ай, какой… маладца!» (в оригинале анекдота есть нецензурное слово, но не будем дразнить Роскомнадзор).

Поведение «элит» с тех пор не изменилось. Ни у нас, ни во многих других странах. Есть свои — и есть чужие. Есть плата за вход и разные допуски поведения для своих и чужих. Обывательской публике лишь остается периодически удивляться: как же ловко у них все выходит.

Взять вон милую Флоренцию: недавно выяснилось, что уже лет пятьсот городом рулят одни и те же семьи, никакой сменяемости…

В Америке скандал вокруг электронной переписки кандидата демократов в президенты Хиллари Клинтон разрешился предсказуемо: директор ФБР Джеймс Коми прекратил расследование о том, как она, будучи госсекретарем, нарушала закон, ведя официальную переписку с домашнего сервера, а не с защищенного. Или кто-то всерьез полагал, что уголовному делу дадут ход и ее снимут с выборов? Причем — экое совпадение — в день объявления о прекращении дела в американской тюрьме покончил с собой румынский хакер, 44-летний Лазар Марчел Лехел, который был экстрадирован в США по обвинению в киберпреступлениях. В конце мая он зачем-то хвастливо признался, что легко вскрыл почту Хиллари Клинтон, которая «раскрылась, как цветок».

Видимо, от расстройства, что теперь цветок закроется, взял и покончил с собой.

Коми был назначен директором ФБР еще Джорджем Бушем-младшим. Но у него уже были прецеденты, когда он тормозил разбирательства в отношении четы Клинтон. Так, в 2004 году, когда Коми служил заместителем генпрокурора, он ограничил расследование в отношении некоего Сэнди Бергера, экс-сотрудника администрации Билла Клинтона, подозревавшегося в том, что уничтожил часть документов, свидетельствовавших о «небрежении» клинтоновской администрации вопросами антитеррористической безопасности. Бергер отделался штрафом $50 тыс. и 100 часами общественных работ. Его доступ к вопросам национальной безопасности был заморожен на два года.

И вдруг именно Бергер, уличенный в уничтожении секретных документов, оказывается, в 2009 году был советником госсекретаря Клинтон по вопросам обращения с секретными материалами.

Коми отказался передавать обвинение минюсту (аналог нашей Генпрокуратуры) во главе с Лореттой Линч. Вопреки тому, что сам же констатировал «чрезвычайное небрежение» со стороны Клинтон и ее помощников в обращении с секретными материалами, которые пересылались в том числе с домашнего сервера.

Любопытно еще одно милое совпадение, подобных которому в биографии четы Клинтон немало: и вышеупомянутый Бергер, и Линч, и еще Черилл Миллс, служившая начальником аппарата у Хиллари в бытность ее госсекретарем, ранее были партнерами в одной вашингтонской юридической фирме Hogan & Hartson, которая готовила налоговую отчетность для супругов Клинтон, а еще патентовала софт, которым пользовалась Хиллари на своем домашнем сервере, когда руководила Госдепартаментом.

Также в 2004 году Коми косвенно сыграл, по утверждению газеты The New York Times, немалую роль в том, чтобы свернуть расследование, связанное с засветкой агента ЦРУ Валери Плейм, муж которой, посол Джо Уилсон, был сторонником и партийным спонсором четы Клинтон.

Причем ведь Клинтон фактически была уличена во лжи в ходе расследования дела о ее переписке. И когда утверждала, что Госдеп якобы «дал добро» на использование домашнего сервера. И когда уверяла, что использовала лишь один сервер для передачи секретной информации. Но директор ФБР не нашел в этом «умышленных действий». Хотя было обнаружено минимум 110 писем в 52 цепочках, отправленных ею из дома, где содержалась секретная и сверхсекретная информация.

Румынский хакер мог бы о том рассказать подробнее, но, вот досада, повесился.

Невольно напрашивается сравнение с делом Дэвида Петрэуса, успешного генерала в Ираке, а затем командующего многонациональными силами в Афганистане. После назначения в 2011 году на пост директора ЦРУ ему стали прочить влиятельную должность председателя объединенного комитета начальников штабов, а затем, возможно, и президентскую карьеру. Однако окружение Обамы белому амбициозному генералу не доверяло, особенно глава его аппарата Рам Эмануэль. И когда подвернулась возможность, генерала обвинили в том, что он делился секретными материалами со своей любовницей и биографом одновременно Паулой Бродвелл. Дело раскрутили. До уголовки не довели, но в отставку отправили.

В случае с Клинтон очевидно: налицо договоренность (или молчаливое согласие) большей части политической элиты, что ей и быть следующим президентом.

Большинство обывателей, скорее всего, не будут заморачиваться столь отстраненным вопросом, как нарушение правил служебной переписки. Как выразился один из политконсультантов демократов, «это все равно как если бы она ехала в зоне ограничения скорости 65 милями в час со скоростью 67, штраф ей не положен». Другое дело, что при большом желании можно было раскрутить дело насчет вранья, в том числе в показаниях под присягой, но делать этого не стали.

Не только у нас руководство не любит, когда раскачивают лодку.

Не стали потому, что «антиэлитарный хулиган» Трамп неприемлем для большой части элиты в роли президента. Чтобы его не пустить в Белый дом, никто не будет наглым образом снимать его с выборов, найдя искусственно придуманные нарушения в духе «волшебника Чурова». И тем более подтасовывать голоса. Есть более изящные методы, вполне вписывающиеся в рамки «политических приличий». Прежде всего, это медийная манипуляция.

Массмедиа — это тоже часть истеблишмента. А кто не часть — тот медиа «не масс».

Часть республиканского истеблишмента уже перебегает в лагерь Клинтон. Эти люди надеются, что поражение Трампа, а затем четыре года не очень успешного ее правления (при ее высоком антирейтинге общественных антипатий такое предсказуемо) помогут им восстановить партию и взять исполнительную власть в 2020 году. Уже и кандидаты просматриваются (например, спикер палаты представителей Пол Райан).

Ряд чиновников республиканских администраций открыто заявили, что предпочтут Клинтон Трампу. Например, глава департамента планирования Госдепа в 2005–2007 годах Стивен Крайснер, как и его преемник на этом посту Дэвид Гордон. В эту же группу входят бывший руководитель переговоров по контролю за вооружениями при Рейгане Кеннет Эдельман, один из руководителей USAID при Буше-младшем Патрик Кронин и член совета по экономическим вопросам при нем же Филип Леви. С поддержкой Клинтон выступили замгоссекретаря в администрации Буша Ричард Эрмитедж и экс-советник по нацбезопасности у Буша-старшего Брент Скоукрофт.

Весной 121 член внешнеполитического истеблишмента «великой старой партии», как называют республиканцев, выступил с открытым письмом против Трампа. Ряду подписантов сулят должности при Клинтон-президенте. Правда, за Трампа бывший вице-президент Дик Чейни и бывшие главы Пентагона Дональд Рамсфельд и Роберт Гейтс.

Вопрос в том, хватит ли Трампу сил, чтобы во главе «антиэлитарного восстания» противостоять тонким предвыборным манипуляциям демократов и примкнувшей к ним части республиканцев? Примеры ряда стран показывают, что такое противостояние может теоретически иметь успех, антиэлитарные настроения ширятся по всему миру.

Схожие в чем-то процессы развиваются и в Великобритании, где в свете публикации результатов расследования комиссии Джона Чилкота выяснилось: бывший премьер Тони Блэр неправомерно втянул Британию в операцию США по свержению Саддама Хусейна. Блэр в ответ, как это принято в новейшей политической культуре, извинился, претендуя на то, что вопрос как бы исчерпан. Мол, разведка напутала. Где именно? В чем? Покажите бумаги. Будет ли продолжение расследования или «извините» станет достаточно, чтобы не гнать «антиэлитарную волну», которая и так уже обошлась Британии в Brexit.

Представим Слободана Милошевича, приехавшего в Гаагу со скупым раскаянием: мол, извините, погорячился. В Гааге в ответ умилились, и его отпустили.

Или вот Муаммара Каддафи даже и «простили» всем западным миром после «извините» (плюс $2 млрд компенсации жертвам подорванного его спецслужбами самолета Pan American). Но потом наивный бедуин расслабился и наговорил лишнего: мол, проплачивали мои ребята избирательную кампанию Саркози. А вот это уже «нарушение приличий»! Чем все кончилось — известно. В том числе Дмитрию Медведеву история с Каддафи, по моему мнению, стоила второго президентского срока. Опять «двуличный Запад» виноват, выходит.

Можно экстраполировать принципы и методы, высветившиеся в вышеперечисленных историях, употребив выражения «дети Чайки», «виолончель Ролдугина», «хоромы Шувалова» и «расследование обстоятельств гибели детей на Сямозере, или история победоносных тендеров привластной фирмы». Не к тому, что «у вас негров линчуют», поэтому нам тоже можно пошалить.

А к тому, что поведение элит порой отличается не столько своими принципам, сколько искусностью информационных, электоральных и прочих манипуляций.

Ну и размером «коррупционной составляющей», разумеется. Именно поэтому наши власти так много внимания уделяют сейчас оттачиванию изящности управления информационным / виртуальным пространством. Включая все, что подпадает под широкое определение СМИ (как средства распространения информации). От газет / телевидения до последнего «зашифрованного» мессенджера. Чтобы народ смотрел-смотрел, а сказать ему что-то поперек было бы не только негде, но и нечего. Кроме как «ай, маладца!».

Источник: Георгий Бовт
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика