Фотографическая машина времени - 2

09.07.2016 [БлогоVO]


Начало - Фотографическая машина времени -  1 

На траве дрова... 

Раз – дрова 



Многие из нас, рассматривая снимки фотографической машины времени  начала ХХ  века,  видели эти   виды  вологодской  набережной,  но больше обращали  внимание на общий вид и  особую  прелесть  архитектуры  города  Вологды, и  меньше внимания уделяли  титаническим поленницам дров на берегах реки Вологды. 







Задолго до того, как был  изобретен фотографический аппарат, художники фиксировали  это явление  -  плоты на реке Вологде,  клетки дров на берегу,  телега, на которую грузят дрова.






Собственно,  Вологда  так строилась, перестраивалась   и восстанавливалась  после нередких пожаров  -    выходил бережливый погорелец на  берег, встряхивал   мошной,   и ему  предлагали    готовый набор «Сделай сам»   -    на плотах  или на барке  в разобранном виде  изба,  с воротами и калиткой.   Заплатил сколько то рублей  - и уже через неделю-другую  артель плотников вставляет  рамы в оконные косяки, навешивает двери,  печник  глину замешивает.  
А как печка подсохла,    в  хайло печи   -  давай-давай, каждый день закладывай,  даже если на улице тепло, хлеб испечь надо,  щи да кашу сварить.

Так что Вологда ежегодно пожирала титаническое количество дров  -  уже в начале  XIX века   на расстоянии  30  верст от города все леса были вырублены.

Но каждую зиму  крестьяне   за много верст от Вологды выходили в лес с топорами и пилами, заготавливали    дровяные  бревна,  что  бы   по зимнику  на санях вывезти их к берегу    Вологды или Тошни,   связать в плоты  и  доставить в Вологду.




Была и более глубокая переработка  -  дрова  распиливались и раскалывались,  и тут  на самодельной верфи   сооружалось одноразовое судно -  барка  (дощаник).   


Ничего   уникального  - точно так же обстояло и в Санкт-Петербурге. 




Вот и в  Вологодском уезде  плоскодонное  судно  нагружалось  дровами под завязку, и барка  по течению с большой водой   сплавлялась  в Вологду,  здесь дрова  выгружались и саму барку разбирали на дрова.



Так на берегу и возникали лабиринты поленниц.





Но это был  не склад хранения, а только место выгрузки  -  то, что мы видим на берегу, только малая доля того, что проглатывали  вологодские печи.

Прикинем, сколько они «съедали»   дров.  

Дрова измерялись дровяными саженями, которых было великое множество – длина и высота в аршинах и длина поленьев.
В  Вологде  в ходу были две сажени.
Вологодская городская сажень  -   9 х 3 х ?   =  0,750  куб. сажени. 
Такая сажень  – больше 7 кубометров

И тройник -  9 х 3 х 1 ?  = 1,25   куб.  сажени.  Одна кубическая сажень -  9, 713  кб. Метра. 
Так что поленницы   колотых дров и штабеля дровяных бревен  на берегу кратны сажени, или  нашей мере в  8 кубометров -  2 х 2 х 2  метров. 

Печ тогда были менее производительны по теплоотдаче, чем нынешние,  и -  теплоизолирующие свойства  стен и потолков  уступали  нынешним технологиям,  так  что дров на единицу площади  уходило намного больше, чем сейчас.

"Во всех местах военного ведомства, где производится довольствие дровами от казны, заготовлять и отпускать оные впредь не по чинам занимающих квартиры, а по числу печей в определенном существующими положениями количестве, т. е. на одну голландскую печь или камин в зимние месяцы по одной сажени однополенных дров в месяц, а на русскую печь или очаг по 3,5 саж. трехполенных, или по 10 саж. однополенных дров в год".

На доме вологодского губернатора  -  8 печных труб, но это вовсе не значило, что печей было  только 8, были и двухэтажные печи, и  нес колько печей могли объединяться боровами в одну трубу.




Но  - возьмем по минимуму  -  8 печей. Отопительный сезон, официально длившийся в стране с 16 октября по 16 мая,— все казенные учреждения обогревались только в этот период. 7 месяцев. 
Хотя бы одна русская печь (на кухне)  непременно была.



То есть 7 вот таких печей  - это около 50  саженей плюс 10 саженей  в год на кухонную.

Итого в год – ПО МИНИМУМУ  на дом губернатора  требовалось  60 саженей дров
Однополенная сажень (она же – городская)  это  больше 7 кубометров дров. 420  кубов.  

Но это были большие отопительные печи,  выходившие своими обогревательными плоскостями сразу в несколько помещений.   (Печь в доме Волкова)


На  здании Губернских присутственных мест   (пединиститут)  насчитал  47 печных труб, то есть по  минимальным подсчетам  2 300  кубометров дров в год,  или 500   грузовиков ГАЗ. Благо, здание стояло на берегу, и возить было не надо,  но уж потаскать  приходилось...   




А представить, сколько  стоила бы перевозка  гужевым транспортом?  
А ведь в Городские присутственные места  дрова приходилось возить.




На крыше  видны 17  печных труб, то есть 120   саженей в год -  по минимуму, или   больше  тысячи  кубометров. 40  раз  должен был съездить вот такой обоз за дровами!  




Вокзал, церкви  отапливались печами.  ( В названиях церквей особо указывалось -  теплая. Так, Софийский собор был холодным, и рядом построили  теплый храм -  Воскресенский  собор -  (картинная галерея)  

В палатах Архиерейского двора тоже были  печи.







А потому – и дрова во дворе.  
В вологодской синагоге было не менее 6 печей.  




Вот  фотографическая машина времени показывает нам вид на Вологду   с «ликерки»,   и тут  же -  поленницы дров, которые были необходимы для функционирования.    


Для сравнения  - в середине  XIX   века Москва с многокомнатными особняками, многочисленными мастерскими, фабриками, ресторанами и трактирами, училищами и больницами поглощала ежегодно в середине XIX века более 930 тыс. саженей дров или 3 800 000 возов.

Вот обычный  вологодский  дом на Пушкинской,  в нем было  8  печей. 

 

Дом, на Октябрьской, 11  -  6 печей.  





Вот  в этом, одноэтажном  -   4 печи. 


У меня получается, что в начале  ХХ  века в Вологде  было около   10  тысяч условных  печей, то есть в год Вологда  поглощала  около 70  тысяч   саженей дров или  около 300  тысяч возов.

Даже  несомненное    свидетельство прогресса   -  электростанция  - с момента пуска  в феврале 1904 года до 1914 года  работала на дровах, а затем на торфе. 
Но и это объясняется    войной и блокадой Балтики  -  перестал   поступать  английский уголь и  паровозы   стали переходить  с угля на дрова.
Но и на фотографии  1946 года вологодская  тепловая электростанция показана со штабелями  дров.  


А  на этом  фото  уже закат  дровяной эпохи в  Вологде.  т/х "Варяг" тащит два  дровяных  «ерша» на  причал  ГорТопа. Их тащили издалека  -    с Сухой Речки  возле Тотьмы, от Нюксеницы. 

Помню я такие  плоты  на Сухоне  - из шести ершей, общий объём - 1100 - 1500 кубометров. Скорость плотовода была 1 -4 км/час, в зависимости от скорости течения.  Про них говорили -  пятый час седьмой километр, только кустики  мелькают. 
В окрестностях   Вологды для Вологды дров уже не было...






Склад  Гор Топа




Читайте далее -  Два дрова.

 В каждом доме была печь, но не в каждом дворе были дрова. Почему в Смольном  мерзли воспитанницы? Укротители  огня -  печники, истопники, трубочисты. 

Источник: Павел Шабанов
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика