Тотьма с Тонькой. Ч.3. Музеи

29.06.2016 [БлогоVO]

Музеи говорят о понимании города, его истории потомками, людьми разных эпох и поколений. Это всегда интересно, потому что и ты важный такой ходишь, свое мнение формируешь, и оно не только на красотах основывается, но и на так называемой городской психологии.

DSCF5524.JPG

В Тотьме, как и во всей России, музеи постепенно выводятся из церковных помещений, то же, говорят, ждет и «Музей мореходов», который сейчас располагается во Входоиерусалимской церкви (мы туда не пошли). Не пошли и в музей Ивана Кускова – любопытная личность, кстати. Отправились зато в храм колокольни Входоиерусалимской церкви – там сохранились кое-какие фрески в академической манере и расположена выставка современного вологодского (?) художника-самоучки Георгия Попова. О фресках ничего толкового сказать не могу, удивила, разве что центральная, над входом: прямо на зрителей падает попой кто-то (идентифицировать не могу). В целом, если отреставрировать – все это будет, наверное, красиво.

DSCF5479.JPG

DSCF5488.JPG

DSCF5489.JPG

Современный примитивист мне показался интересным. Не знаю, понимает ли сам автор эффект, который производят его картины русской северной жизни? Это сочетание светлой радости и тихого, нутряного, ужаса? Наверное, это и есть грани примитивизма.

DSCF5490.JPG

DSCF5493.JPG

Бедная Тонька вынуждена в течение всего своего пост-подросткового и ранее возраста лазить на все колокольни в целях сотворения хороших панорамных кадров для мамочки, которая боится высоты и ещё много чего. Дочь без восторга, но покоряется, а отсюда выползла на ватных ногах и сказала, что под шквальным ветром это было ТАК СЕБЕ.

DSCF5512.JPG

DSCF5517.JPG

Потопали мы в «Музей церковной старины» в Успенской церкви - там экспонируется то, что удалось спасти из разрушенных храмов и что не забрали центральные областные музеи. Очень хороши деревянные «Христос в темнице» и «Распятие», у обоих лики с монголоидными чертами.

DSCF5581.JPG

DSCF5587.JPG

DSCF5588.JPG

Нам сразу вспомнились лучшие образцы пермской деревянной скульптуры.

image019.jpg

Почему такой тип лица? Не ведаю.
Икон мало, но все хорошие.

DSCF5584.JPG

DSCF5591.JPG

Вот Дмитрий Солунский сражается – с кем? Конечно же, от них он Солунь и защищает, не от варваров же.

DSCF5593.JPG

Тонька опять поплелась на колокольню с моим фотоаппаратом.

DSCF5604.JPG

DSCF5608.JPG

Во всех городах я стараюсь попасть в краеведческие музеи – мне там очень нравится: я люблю рассматривать черепки, старые карты, фотографии, предметы. И если обычно к экспозициям, оставшимся с советских времен, у меня претензий мало по многим причинам, то залы, «придуманные» недавно, раздражают сильно. И, к сожалению, не только в Тотьме. Собственно истории Тотьмы в поступательном развитии вы тут в краеведческом музее не увидите, есть отдельные фрагменты. Темно-синий фон придает рассказам какую-то странную многозначительность

DSCF5668.JPG

– мы не очень поняли замысел автора, но и вдумываться не хотели, далее – зал 30-х годов. Ничего, все хорошо: пионеры, станки, пишущие машинки и, конечно – Сталин в центре.

DSCF5670.JPG

DSCF5672.JPG

Коллективизации, гибели русской деревни как бы и нет, лаадно погружаемся дальше.
Три зала (!!!) в глубоком ультрафиолете, с потолка свешиваются ветки сакуры.

DSCF5677.JPG

Сильно сказано! В центре – конечно же, ОН, в окружении фотографий местных героев.

DSCF5675.JPG

И вот не нужно мне рассказывать сказки об историческом контексте, который, якобы, оправдывает крупный портрет Сталина в залах Советского времени. Я – филолог, и знаю, как проявляется авторская интенция. Вот она – новая героика и новая нац. идея, тут ещё с идиотским самурайским пафосом!

И почему бы, правда, не сделать все по-человечески, не рассказать об истории семьи, не взять солдатские письма, фотографии из любого семейного архива, не поведать о матери, которая ждала и не дождалась (или дождалась), не записать её голос?? Нет, мы не будем пробуждать сочувствие и сострадание – простые человеческие чувства, мы стремимся к фанфарам (или к «Полету Валькирий»)?? Мы дождемся того, что наших детей будет тошнить от военной темы (я – учитель, знаю о чем говорю). И это – к лучшему, потому что в таком виде она вредна.

Я бы, наверное, так не расходилась в негодовании, если бы не наблюдала подобное неоднократно, если бы не было в той же Тотьме музея, расположенного на самых задворках, в полуразрушенных монастырских кельях, музея, который и мог быть центром национального притяжения, как бы пафосно это ни звучало. Заканчивая рассказ о центральном краеведческом музее скажу, что в других залах там выставлены образцы местной пищевой продукции, следом в большом зале – картины местного пейзажиста Ф. Вахрушова (академиста средней руки, на мой взгляд) и последний – здоровенная комната, где расположены очень симпатичные вышитые птички – в Тотьме проходил международный конкурс таких изделий.

DSCF5683.JPG

Музей «Открытые фонды» - самый, на мой взгляд, интересный в Тотьме, к нему надо идти от центра километра полтора – два, в Спасо-Суморинский монастырь. Там в бывших кельях его и найдете (суббота и понедельник выходной). В чистоте и порядке, в превосходном состоянии, несмотря на скромные возможности помещения экспонируются здесь предметы обихода, все, чем жили крестьяне на протяжении многих столетий.

DSCF5978.JPG

DSCF5979.JPG

DSCF5981.JPG

DSCF5984.JPG

DSCF6005.JPG

DSCF6019.JPG

Я помню, как мои многоумные гимназические детки, которые Европу знают значительно лучше родной страны, прилипли к ткацкому станку где-то в музее Порхова, как захватил их рассказ о выделке льна, о вышивке, о хлебе! Это на самом деле интересно, потому что оно – настоящее, живое, имеет отношение к ремеслу, к умениям.

По одним названиям можно проводить уроки русского языка, угадывая общие корни (я далеко не все слова знала). Оля – неизменный хранитель и местный экскурсовод рассказывала обо всем, на что натыкались наши взгляды.

DSCF6010.JPG

Вот эту штуку – охлупень (над входом) тащил их бывший директор из очередной экспедиции, вез в кузове машины, где сидели девушки-энтузиасты-собиратели.
Из деревяшки посыпались муравьи и всю дорогу кусали ноги бедных девушек. «Да выкинь ты её», - взмолились они наконец. Нет, ни за что, чуть не телом своим руководитель экспедиции спасал этот рассыхающийся, мало кому в те годы интересный охлупень. И я-таки его понимаю!

Совершенно потряс нас зал прялок. В каждой деревне – свои силуэты, рисунки, как барокко в каждой губернии имеет свой оттенок стиля.

DSCF5987.JPG

DSCF5990.JPG

DSCF5991.JPG

DSCF5995.JPG

DSCF5996.JPG

DSCF5998.JPG

DSCF5999.JPG

DSCF6002.JPG

DSCF6004.JPG

И это 19 век! Народные ремесла развивались, резьба становилась все разнообразнее, появлялись новые жанры фольклора – народная культура переживала период расцвета.
И всё – всё ухнуло, Советской власти удалось потопить целый мир, о котором сейчас современные дети (да и не только) почти ничего не знают, и возродить его невозможно. Атлантида, она ушла на дно (может быть, какие-то отголоски в живописи Палеха и иже с ними, но все это - крохи).

Обидно, в Европе, где традиция не прерывалась, да и не была никогда, по сути, сугубо крестьянской, каждый такой экспонат обыграли бы, обсмотрели, что-то в музеи поместили, что-то на улице оставили в нужных местах и подновляли постоянно. Нет, вот Сталин в ветках сакуры – это круто, мощно, а прялка – нет, мелковато, из нее нац. идею не вытянешь. Может быть, иногда думаешь, и не надо… Пусть она постоит безыдейная, неофициальная, где-нибудь в уголке, так лучше...

При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика