Жизнь на помойку

16.06.2016 [БлогоVO]

От трусов до мебели - всё вывезено в лес. Медали "ветеран труда", "50 лет победы", "ударник 9 пятилетки", памятные знаки, книги, открытки от родных, документы и письма - вся жизнь Чистяковой Глафиры Михайловны - труженицы тыла и просто хорошей, доброй женщины свалена в гниющую кучу. Сделали это не чужие, купившие дом, а родственники. Это им "хлам" не нужен.

Сокольский район, развилка на проселочной дороге. Направо - деревня Большой двор, вон она, буквально в 800 метрах. Налево - съезд в лес, он нам и нужен, вернее Ириске совсем ненадолго.
Съезжаем и упираемся капотом в кучу мусора. Дальше видео с регистратора.

Книга на помойке - это мой пунктик. Кто-то мимо котенка облезлого пройти не может, а я книги помоишные оставить не могу. 

Вылезаю, начинаем собирать. Интересно, что дождь шел все выходные, а книги почти не пострадали, даже намокли не все, значит, выкинуты недавно. 
Диккенс, Белов, бедная Каренина, много-много всего. Уже потом мы узнаем, что от дома до этого места и библиотеки примерно одинаковое расстояние. 



Собираем, сортируем, что можно спасти, сладываем в багажник. И постепенно становится ясно, что это не мусор, а вещи одного конкретного человека. Нет, не так, здесь все вещи какого-то человека, старой женщины. Кровать, столы и стулья, резиновые сапожки, кирзовые сапоги, одежда, пузырьки и банки под закатки, пакет с пакетами из-под молока и сметаны (в них удобно выращивать рассаду), новый рулон старых обоев, целая связка выкроек, подписаных карандашом "платье Светы", платье "Маши".



Из большого пакета торчит пакет с открытками. Он совсем не пострадал и похоже, в нем хранили самое дорогое - письма, поздравления от родных, документы. 



Медаль "ветеран труда", памятный знак "Ударник 9 пятилетки", медаль "50 лет победы". Тут же и фотографии, СНИЛС, и удостоверение к медали "За доблестный труд в Великой Отечественной Войне" (самой медали нет), страховая книжка "Госстрах" от февраля 42 года. 

Весь вечер мы думали-гадали, как же так? Пришли к мнению, что дом был куплен, а чужие люди не стали заморачиваться искать родственников, сжигать, связываться с библиотекой или сельсоветом и просто вывезли Глафиру Михайловну в лес как Крошечку-Хаврошечку.

А утром мы сели и поехали в Большой Двор. Деревня небольшая, сейчас, как и многие, состоит в основном из дачников. Единственный человек, которого встретили - дяденька на велосипеде, сказал, что бабушку эту знал и дом ее теперь племянники под дачу переделывают вот уже вторые выходные. Даже дерево спилили. Какое дерево? Причём тут дерево? Непонятно, но дом по его описанию мы нашли.



Вот остатки дерева



Час на телефоне в поисках ветеранских организаций, библиотек поблизости, кого-нибудь, кто может рассказать про бабушку. Уже и Надя Демидова ко мне выдвинулись с Антоном Лукьяновым и его камерой. В итоге общими усилиями выяснили.

Глафира Михайловна родилась здесь в 1922 году. В годы войны работала здесь же в колхозе, а после и до самой пенсии в "лесбумдревпроме" в Соколе. Каждый день в кирзовых сапогах 7 км туда и 7 обратно. Никогда не была замужем и детей не имела, а жила всю жизнь в этом доме с сестрой-инвалидом детства. Умер брат, умерла она, умерла сестра, с которой жили, а год назад еще одна сестра - последняя из Чистяковых. Остались дети сестры - племянники, вот они-то и решили этот дом под дачу свою переделать.

Зав. библиотекой в Обросово, там местный сельсовет, нам рассказала, что хорошо помнит Глафиру Михайловну. Говорит, что была она человеком добрым и очень набожным. Даже передала библиотеке фотографию часовни, которая тут стояла.




И только у верующей Глафиры Михайловны, всю жизнь отдавшей работе и сестре-инвалиду во дворе росла красная верба (не ива, а именно верба). Дерево, к которому перед вербным воскресеньем шли из соседних деревень. И Глафира Михайловна никому не отказывала, разрешала веточки брать. Тут и вспомнился дяденька на велосипеде, который про дерево с таким сожалением говорил. Вот так оно выглядело.Кора и веточки красные.



Очень расстроились жители деревни, с которыми мы говорили, заведующая библиотекой Надежда Николаевна, когда узнали, что награды и вещи бабушки не хранятся в семье, не отданы, а выкинуты как хлам. И еще сильнее всем жаль этого дерева. Как символ оно у них было. Часовни давно нет, а дерево это красное много лет стояло. Кстати, новым жильцам оно загораживало вид из окна, не просто так они его вырубили.

Желания разыскать родственников и взглянуть на них - нет. Каждый год мы сопровождаем колонну "Бессмертного полка", видим тысячи людей, которые гордо несут портреты своих близких. И никогда я даже не думала, что бывает настолько иначе. Местные говорят: "не по-христиански это". Я бы сказала грубее, но у них точнее. 

Книги мы решили высушить и передать в библиотеку в Обросово, где Глафиру Михайловну вспоминают добрым словом. Награды передадим в "музей леса" в Вологде, спасибо Ларисе Сорокиной, они будут храниться там. Среди снимков, найденых в лесу, фотографии Глафиры Михайловны нет. Может хоть это любимые родственники решили оставить.
 

Источник: Мария Борисова
Автор: Мария Борисова
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика