Встречь солнцу-2. До Ермака

01.06.2016 [БлогоVO]

Начало  -  Встречь солнцу – 1 О феномене  вологодского "дранг нах ост".

Ушкуйники

Ушкуй -  от древневепсского слова  лодка. Слово «ушкуйник», в основе своей, имеет название легкого и быстроходного парусно-гребного судна - "ушкуя", грузоподъемностью  4 – 4,5 тонн. 

Первыми за Урал, на просторы Сибири вышли ушкуйники, русский аналог викингов.

Основную массу  новгородских ушкуйников  составляли  не столько  жители Новгорода Великого,   сколько  жители  окрестных земель -  Смоленск, Вологда, Тверь, Ярославль.

Но – почти всегда   во главе  ушкуйных ватаг стояли   опытные новгородские  воеводы -  Осип  Варфоломеевич,  Василий Федорович,  Абакунович, Степан Лепа и другие.   Материальное снабжение  удалых походов обеспечивали  именитые новгородские купцы, за что   ушкуйники с ними щедро расплачивались, вернувшись из походов.

Ушкуйники не были толпой мужиков с топорами и вилами  -  у них было первоклассное вооружение, как и положено  профессиональным воинам – копья, мечи, топоры, а больше  - сабли. Луки и самострелы, в том числе и стационарные, корабельные, стрелявшие  тяжелыми  стальными  стрелами, способными пробить  любой панцирь.  У них были панцири – кольчуги,  байраны, бехтерцы. 

Тихие кабинетные ученые объясняют появление  викингов и ушкуйников так  - дескать,  появлялись ЛИШНИЕ сыновья, которых  скудная северная земля  не могла прокормить,  вот они  и уходили  шляться по морям и рекам, где поторговать, а где и пограбить ( в энциклопедиях это так и называется – торгово-разбойничьи   экспедиции),  спасаясь от голоду.
Позвольте не согласиться  -  голодные люди  революции не совершают, и земли не завоевывают.

Быль молодцу не  укор 

Просто в  то время  было в обычае – маленько пограбить ближних и дальних соседей.   
Это прямо  таки с детской наивностью изображено  на древней карте  - кто охотится,  кто  лодки строит, кто – воюет, то есть силой оружия  отбирает ценности...


Все грешили этим, и тут уж – кто кого! Кто круче – тот и прав.

К примеру –  жители шведской столицы Сигтуны стырили в  Германии  литые двери, сделанные славными мастерами города Бремена.  Эсты, (предки нынешних эстонцев)  Сигтуну мал-мало сожгли  и немного пограбили, заодно прихватив и литые ворота. На обратном пути  встретили новгородцев, которые как раз хотели  пограбить Сигтуну.   Делать нечего – не возвращаться же пустыми!   Пришлось  чисто конкретно, по понятиям,  тряхнуть эстонскую братву, чтобы не борзели.  И посейчас  эти старинные литые ворота,   изготовленные  тысячу лет назад в Германии,  находятся в соборе святой Софии в Новгороде…  (Их копию можно увидеть в Музее изобразительных искусств имени А.С. Пушкина в Москве).



Ходили  наши   СЕВЕРНЫЕ ЛЮДИ  и далеко на Юг  -   по Сене доходили до  Лютеции (нынешнего Парижа),  по рекам Испании погуляли, отметились  и на Сицилии…

Арабский историк  IX века Аль Накуби   писал о набеге русов  на город Севилью  в 843 -844 году.  Его современник, Ибн Хазколь,  писал о походе русов и славян  в Андалусию.
Мечами и топорами  вырубили они  свой след в истории 9-11 веков.     Аскольд  и  Дир   отметились   на службе эмиру Кордовы в  принадлежавшей тогда арабам Испании,  пограбили   пригороды Констатинополя, (нынешний Стамбул),   захватили  Киев.

Рюрик со своими братками  в 845 году грабил берега Эльбы, в 846   погулял по Франции.    850 год -   «торгово-разбойничья экспедиция»  по восточному   побережью  Англии.     В 862 году   уже солидный Рюрик  стал княжить  в Новгороде.

Первый поход русов  на Каспий состоялся в годы правления эмира  Алида ал-Хасана ибн Зайда (864-884),   и потрясли тогда  город Абаскун на южном побережье Каспия.
В 912-913 году 500 кораблей русов  с разрешения  хазарского  кагана прошли по Волге  в Каспийское море и  грабили побережье  в течение нескольких месяцев.
А куда потом делись лихие  ребята?

А никуда они не делись, продолжали свой промысел,  только назывались теперь не варягами, а ушкуйниками.

Поход 1187 года,  когда  добыли чудной работы  церковные врата, ныне  красующиеся в Новгородской  Софии  – это ведь они  гуляли за море, новгородские ребята, а с ними -  ижора, весь,  карелы,  меря. (То есть – в том числе и вологжане).

Лупили  нещадно  шведов  - столицу шведскую, Сигтуну,  при этом спалили так тщательно,  что шведы даже не стали ее восстанавливать, а       начали строить новую столицу, нынешний Стокгольм.
В наших летописях про этот поход – ни слова. О походе наших ребят (племя весь, в том числе)  говорится в шведской  «Хронике  Эрика». А наши - почему молчат?  А потому,  что летописцы тщательно фиксировали каждый шаг князей,  а походы удалой вольницы     не замечали.

Финская епископская хроника   рассказывает,  как в 1198 году  новгородцы совместно с корелой  и весью   разгромили  шведскую колонию  Або.  Тоже весьма тщательно зачистили, так, что  потом  шведы 10 лет  не могли оправиться.



И по Волге не забывали прогуляться -  Золотую Орду потрясти – это дело святое. И басурмане, и  - Золотая!

В первый крупный поход  на татар ушкуйники пошли  в 1360 году.  С боями прошли  по Волге до Камы,   взяли штурмом  большой татарский   город Жукотин,  (Джукетау,  развалины  XV века  близ нынешнего Чистополя).
С 1360 по 1375  год   ушкуйники   совершили 8 больших походов  на среднюю Волгу, не считая  тех случаев, когда  малые ватаги   совершали  налеты.

В 1374 году  ушкуйники в ТРЕТИЙ  раз взяли   город Болгар (недалеко от Казани),  а потом спустились ниже и взяли   столицу Золотой  Орды – Сарай.
Татары даже не пытались  одолеть  ушкуйников в открытом бою. Ханы с поклоном предлагали дань,  только бы их оставили в покое.

…За 20 лет ушкуйники убили татар куда больше,  чем  войско Дмитрия   на Куликовом поле.     Новгородские, вологодские и ярославские  парни   одержали моральную победу – они показали,  что «непобедимых» татар можно бить за милую душу.  Когда  настоящие,  решительные мужики  брали в руки оружие,  тогда не Русь,  а Орда  Руси стала  платить дань.  

Но след ушкуйников в истории остался, как ни замалчивали их в школьных и  ВУЗовских учебниках.  Почитать труды нынешних  казанских историков,  так получается, что  ушкуйники  просто  жить не давали исключительно миролюбивым   труженикам Золотой Орды.

«Грабительские походы русских ушкуйников, начиная с 1359 г.  постоянно снаряжаемые  против Булгарского улуса,  привели булгарские земли на грань опустошения и разорения»
Это о злых ушкуйниках.

А запись в Устюжском летописце за 1468 годом: «… проходили татарове казанские ратью… взяли городок Кичменгу и огнем сожгли и с людьми..» это,  значит,   деревенский туризм и дружба народов?



В 1363 году  ушкуйники, ведомые воеводами   Александром Абакуновичем   и Степаном Лепой,   вышли к реке Обь.   Видать, неслабое войско было, поскольку разделились они,   и   пошли одни к Ледовитому океану (Студеное море), а другие   пошли  промышлять по верховьям Оби  - стык границ Золотой Орды, Чагатайского Улуса и Китая.
Вернулись, конечно, с добычей.

Но, шагнуть  за Камень, маленько пограбить, и тут же шмыгнуть обратно   - это одно, а  ПРИСОЕДИНИТЬ  к себе  огромные пространства, в несколько раз больше метрополии, это может  только  метрополия,  держава.
И, прежде чем шагнуть уверенно за Урал,  нужно было создать единое государство.

Собственно,  это выбор каждого народа  - хранить свою уникальную идентичность, или стать единым  народом,  как отдельные племена  словен, веси, меря, мурома  стали русским народом, а множество удельных княжеств стали   могучим государством -  Россией.

В 1372 году тверские   дружинники, взяв новгородский Торжок,  ободрали с икон серебряные оклады оклады, а церкви сожгли.
Новгородцы  в 1398 году взяли  Устюг,  «пограбиша»   соборную церковь.

Если бы  мы вели счеты, поминали бесконечно старые обиды то до сих пор бы выясняли – кто прав, кто виноват  - Рязань  косопузая, вологодские телята  или московские трусы.
И если бы Тверь поминала обиды Москве,  а Москва Смоленску...

В  XV  веке  произошло  то, до чего  Европа додумалась только в конце XX века -  объединение  множества удельных княжеств в единое государство.
Напомню – еще в  XIX    веке  не было никакой Германии, а было несколько десятков  шибко независимых княжеств с немецким населением.  А до единой Европы еще оставалось...

А Русское  государство уже было.
И,  как результат  - в 1483 году  начался  первый поход   РУССКОЙ рати  в Сибирь. 

В ту пору горы Урала стали границей между Россией и Пелымским княжеством – племенным объединением вогулов (манси). Набеги беспокойных соседей доставляли русским немало хлопот. Вместе с вогулами атаковали наши границы тюменский и казанский ханы: от северного Урала до Волги складывался единый антирусский фронт.

Великий князь Иван III решил сокрушить Пелымское княжество и остудить воинственный пыл его союзников-ханов.

До похода Ермака  оставалось  еще 100  лет, когда из Вологды  отправились  ушкуи   с охочими людьми,  что бы присоединиться к судовой рати.  Вышли  весной,  как могли рано – вслед за ледоходом.
Местом  сбора  РУССКОЙ РАТИ  был назначен  Великий Устюг.   Из Тотьмы, их Кичменгского  Городка, из Москвы, Ярославля, Ростова   и Смоленска   собирались  ратники  в Устюг. 
Возглавили поход воеводы  Федор Семенович Курбский-Черный  (из ярославских князей)   Иван Иванович Салтык-Травин. (из смоленских князей). 





9 мая 1483 года множество весел  разом  ударили по воде  Сухоны, сотни  ушкуев   двинулись  вниз по течению. Сыновья и внуки ушкуйников  отправились в великий сибирский поход.
Тяжкий, каторжный труд  по преодолению волоков  - и вот ушкуи заскользили по  глади сибирских рек — Коль, Вижай, Лозьва.   Лишь ближе к устью Лозьвы стали попадаться первые поселения вогулов. Решающая битва произошла около вогульской столицы — Пелыма.

Судовая рать, профессиональные воины державы, разгромила врага в скоротечном бою.
Вологодско-Пермская летопись: «Приидоша на вогуличи месяца июля в 29, и бои бысть. И побегоша вогуличи». Устюжский летописец добавляет: «На том бою убили устюжан 7 человек, а вогуличь паде много».

Приближение  ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫХ  войск делало  вогулов (манси) очень миролюбивыми  - русские летописи и не упоминают о каких-либо значительных столкновениях с вогулами после Пелыма.
И  тюменский хан  благоразумно остался на месте, не рискнул прийти на помощь союзникам.

Разобравшись с Пелымским княжеством, воеводы пошли на север, в Югорские земли. Летописец сообщает: «Шли по Иртышу-реке вниз, воюючи, да на Обь-реку великую… добра и полона взяли много». О боевых потерях русских ратников по-прежнему ни слова, люди гибли не в сражениях, а от болезней и тягот дальнего похода: «В Югре померло вологжан много, а устюжане все вышли». Самым опасным противником оказались не вогулы с югорцами, а необъятные сибирские расстояния.

 Обратно шли по Малой Оби и Северной Сосьве.  Пройдя вереницу больших и малых северных рек, 1 октября 1483 года победоносная «судовая рать» вернулась в Устюг  на ушкуях, тяжело груженных богатой добычей.
За пять месяцев  русские первопроходцы преодолели   свыше 4,5 тысяч километров.

Ходили не зря.

Весной следующего года в Москву прибыло посольство вогульских и югорских князей, которое признало зависимость Западной Сибири от великого   князя и обязалось выплачивать ежегодную дань — ясак. Поэтому в дипломатических документах  Иван III называл себя «великим князем Югорским, князем Кондинским и Обдорским». И только в 1570-е западносибирские правители временно отказались признавать над собой власть Москвы и выплачивать дань.

Продолжение следует.  

Источник: Павел Шабанов
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика