Золотое кольцо 2016. Часть 2. Ферапонтово, Вологда

19.05.2016 [БлогоVO]
Итак, переночевали мы в Череповце.
 
Утром отель накормил нас завтраком. Вообще-то был заявлен шведский стол, но кроме нас в гостинице не было вообще никого, поэтому нас попросили согласиться на индивидуальные завтраки. Что ж мы, дураки что-ли, отказываться от эксклюзива?
 
Разумеется, согласились и не прогадали – нам приготовили отличный завтрак, а к сырникам дали еще и диковинное варенье из грецких орехов. В общем, отель “Арм Премьер” оставил строго положительное впечатление.
 
Изначально мы хотели ехать в Ярославль, через Рыбинск. Но старший товарищ Андрей Белых (Andrey Belykh), узнав о поездке, поинтересовался – а как я планирую посмотреть Ферапонтово. Новость о том, что я не только не планирую туда ехать, но и вообще не догадываюсь о существовании этого места, привела его в шок. Он немедленно набросал мне свой вариант маршрута, за что я ему безмерно благодарен. Поэтому из Череповца мы запланировали довольно большой крюк через это Ферапонтово и Вологду.
 
Впечатленный ночными заводами, я потребовал осмотреть те же места при свете дня. Весь экипаж машины отнесся к моим крикам с явным неудовольствием, но все же мы поперлись на заводы. Проехать через территорию Северстали не удалось, охрана была непреклонна, поэтому посмотрели на металлургов только через забор.
 
 


Металлурги – это суровые мужики, но под маской суровости они носят красные труселя и строят прямо у стен завода вот такие паровозики. Тут вокруг вообще нет домов, детских садов и каких-либо признаков детей. Только вот этот паровозик, собранный из бочек и стали, для нереально крутых детей.

 


Выйдя с завода, сев на специальный трамвай (вдоль всей Северстали регулярно ходит трамвай), рабочие сразу после стального паровозика видят лес труб.

 


Недостроенная градирня днем выглядит чуть менее апокалиптично, нежели ночью.

 

Днем вообще все выглядит гораздо более милым. Это тот же завод ФосАгро, который ночью шумел и изрыгал пламя и дым. Днем он молчал и мирно дымил одной трубою. Мнения у нас разделились. Часть экипажа предположила, что это из-за первого мая и все отдыхают. Оппоненты же уверяли, что днем тут много народу и выбрасывать всякую фигню в атмосферу завод стесняется. А ночью кроме обалдуев из Питера тут нет никого, и вот тогда-то завод расходится не на шутку.

 


Версия красивая, но когда мы отъехали подальше, завод немедленно выплюнул вверх тучу оранжевого дыма. И что-то мне подсказывает, что это атмосферу не оздоровило.

 


И вот едем мы в это Ферапонтово, вдруг совершенно без предупреждения происходит вот такой вид.

 


Слегка ошалев от красоты, мы туда сразу повернули. Оказалось что это – Кирилло-Белозерский музей заповедник. Даже табличка с РСФСР осталась. Внутрь заходить не стали, время поджимало. Но в следующий раз - надо будет обязательно.

И вот оно, Ферапонтово. Судя по количеству машин, доехать сюда готов не каждый. Народу было очень мало, такая типичная тихая российская деревушка.
 


Сам монастырь красивый, белый.

 


Причем стены местами украшены резьбой. Под слоем штукатурки реставраторы обнаружили древнюю надпись. К сожалению, перевода на современный язык нет.

 


Самая большая ценность этого места – фрески Дионисия. Мне лень цитировать Википедию, скажу только – мне очень понравилось. Надев бахилы, мы погрузились в историю.

 


Отдельной строкой мне понравились свежие документы о реставрации монастыря. Их выставили перед началом экспозиции, и все желающие могут ознакомиться с яростной перепиской реставраторов. Общий смысл писем примерно «Ты кто такой? Я лучше отреставрирую этот храм!», а также жалобы на чудовищную бюрократическую машину и бессмысленные совещания. Так или иначе, но восстановлено очень многое, за что победившим реставраторам большое спасибо.

 

Читая этот документ, я вдруг почему-то представил себе картину: шестнадцатый век. Палати, тускло горят в углах свечи, идет совещание. Бояре собрали комиссию и дискутируют на предмет правильной посадки на кол. Комиссия выделила из себя подкомитет, в каждом подкомитете сформировали рабочие группы, ответственные специалисты каскадируют проблемы и проводят мозговые штурмы. А потом приходит Иван Васильевич, и опа! всех на кол. Так он финализирует неэффективные совещания.

Расписано тут всё. Это потом уже я понял, что это общая стилистика всех церквей на Золотом кольце, а тут был очень впечатлен.
 


В то время не было интернета, и люди ходили в церковь, где могли смотреть на Писание в картинках.

 


Тут неф не испорчен люстрой.

 


Дионисий очень ярко представлял себе Геенну огненную.

 


От мысли, что этой росписи много сотен лет, становится как-то не по себе.

 


Местами роспись утрачена, и через дыру проглядывает кирпичная кладка.

В этой штуке Федор Бобков (Fedor Bobkov) немедленно опознал Шестикрылого Серафима.
 


Видимо, это тайная вечеря.

 


Сперва мы в церкви были одни, не считая сотрудника музея. Затем тихонько пришли еще несколько туристов. И вдруг подтянулся батюшка.

Батюшка был не один, а с группой поддержки, в лице пары разновозрастных дам и отрока. Бегло осмотревшись, батюшка с очень застенчивым видом откашлялся и робко поинтересовался у окружающих – не против ли уважаемые туристы будут, если он помолится. Ну а кто будет против, Пасха все же.
 
Увидев, что никто сильно не возражает, батюшка, к моему изумлению, достал из кармана наладонник, и начал читать молитву, глядя в экран. Я тут же вспомнил своего товарища Mikhail Tolchelnikov из Лондона и понял – это Православие 2.0, хайтек, и вот это вот всё.
 
Наскоро помолившись, батюшка так же стремительно убрал планшет и сделался туристом, начав с большим интересом и вниманием рассматривать росписи.
 


Пришлось подождать, пока туристы покинут помещение, чтобы поснимать его.

В каждой вещи важны детали, которые замечаешь не сразу. Мне вот страшно понравилась запорная штука на двери в храм. Судя по всему – это весьма древняя штука.
 


А ведь хорошо было тогда: живешь в тихом месте, народу нет, выходишь из монастыря – а тут вот такое.

 


Многое тут осталось, как и было сотни лет назад. И только мелкие детали выдают двадцать первый век.

 


По итогам посещения Ферапонтово, могу сказать – хорошо, что я слушаю умных людей. Еще лучше, что умные люди, типа Андрей Белых (Andrey Belykh), тратя свое время и дают ценные советы. Ведь я мог взять, и не приехать сюда.

После посещения монастыря мы решили поехать в Вологду с обширными целями. Основная группа хотела сдать Федора в поликлинику для опытов, а Федор желал исследовать исторический центр города и в поликлинику не хотел. И вот едем мы в этой дискуссии, а дорога становится все хуже и хуже. Её перекладывают, верхний слой асфальта снят, рядом строят новую полосу и уже засыпали песчаную подушку.
 
Тут Федор, в надежде всех отвлечь от его здоровья, вдруг начинает тыкать пальцем на дорогу. А там два джентльмена на каком-то драндулете, съехали с асфальта на этот песок и, разумеется, увязли. Давайте, говорит наш пациент, их спасем! А мы ехали не медленно, и успели проехать метров пятьсот уже, наверное. Смотрим – пятачок, там еще какая-то машинка стоит с дамой внутри. Мы там развернулись, дама еще на нас крайне внимательно посмотрела.
Возвращаемся обратно, джентльмены уже утомились и, прекратив археологические раскопки своего аппарата, бессильно присели на капот.
 
Мужики, говорим, а ну ка мы вас сейчас дернем? Мужики моментально обрадовались, и сообщили, что они уже впали в отчаяние, и что застряли давно, и что вон та тетка, в пятистах метрах – это жена одного из них, и что бабам ничего поручать нельзя, и так далее.
 
Мы обрадовались еще больше, потому что не каждый день можно кого-нибудь спасти. Все повыскакивали из машины, кто-то достал трос, кто-то стропу, а я раздобыл самое главное – буксировочную петлю. И давай её вкручивать.
Вкручиваю я петлю, вокруг ходят друзья со всеми своими тросами, джентльмены переминаются с ноги на ногу, а петля, собака такая, не вкручивается. Хорошо, думаю, что в машине есть с другой стороны бампера посадочное гнездо для крюка, и начинаю вкручивать в него. И что бы вы думали? Не вкручивается. А друзья веж собой ведут какой-то ни к чему ни обязывающий разговор, джентльмены вообще переминаются с ноги на ногу.
 
Пришлось сказать, что посадочное гнездо, видимо, засорилось, и ничего не получится. В общем-то, на этом история спасения закончилась бы, если бы не этот инженеришка Федор, который взял в руки петлю, внимательно на нее посмотрел и за три секунды вкрутил. И ладно бы промолчал, так нет – довольно громко поделился мыслью, что права купили, а инструкции по вкручиванию петли – не купили.
 
Зато я в эту свежевкрученную петлю ловко повязал прикольный узел, и мы в три секунды дернули джентльменов из песка. Все-таки три тонны машина весит, не хухры-мухры. Спасенные тут же предложили сто рублей, и, получив уверения в полной бесплатности услуги, уточнили – откуда же мы такие на них свалились. И потом отметили, что, мол, все понятно, сразу видно – из Питера.
 
И мы помчались дальше, в больничку. Тут я сделаю оговорку, чтобы пояснить – на кой нам это вообще потребовалось. Дело в том, что наш товарищ по дороге в Череповец не нашел ничего лучше, чем поскользнуться и стукнуться локтем о машину. Да так ловко, что локоть на следующий день распух, и внутри образовалась жуткого вида шишка. Прекрасная супруга Феди, не на шутку испугалась, и потребовала призвать его к порядку. Федору явно не хотелось попасть в цепкие лапы эскулапов, но нас было больше, а он был с одной рукой.
 
В общем, приехали мы в травматологию городской больницы города Вологды, а там – сюрприз! – нет врачей. Точнее, мы нашли одну девушку в белом халате, но она была страшно занята: принимала привезенные покупки у курьера интернет-магазина. Весьма раздосадованная нашим появлением, девушка посоветовала свалить отсюда подальше, но если уж нам так неймется, то в областную больницу, там-то доктора есть.
 
Отдельно хочу отметить дивные запахи на территории городской больницы. Она вплотную примыкает к парку, и там к вечеру первого мая собралось немало людей, которые жарили шашлыки, распространяя вокруг совершенно неземные благоухания. А ведь мы весь день не ели.
 
Переборов приступы голода, приехали мы в областную больницу, благо она в десяти минутах от городской. Она значительно отличалась от городской – новое здание, а на первом этаже сидит живой охранник, который строго на нас посмотрел, и спрашивает: - Кто вы и куда? - Друга, говорю, привез вам на растерзание! - Идите вон туда, направо, налево, направо, налево и будут доктора.
 
Идем мы по указанному маршруту и находим приемный покой травматологии, в котором сидит мальчик и девочка в халатах, по виду – интерны, только Быкова не хватает. Наше появление вообще ни в какие планы не входило в такой прекрасный выходной день.
- Кто вы такие, что вам тут надо, зачем вы приперлись, вопрошает мальчик. - Вот, привез вам экспонат, отвечаю, а то вы только трупы в анатомическом театре смотрите. - Идите отсюда, вам надо дальше, идите в травматологию на четвертый этаж.
 
Ок, идем искать лифт. Когда-то давным-давно я читал книжку про похождение советского солдата, который пошел гулять по городу и заблудился, потому что построен он был специально в виде лабиринта, чтобы враги заблудились и им защитники навешали трендюлей. Больницу эту явно строили разработчики того города, повороты, коридоры, наконец-то лифт, едем на четвертый этаж.
 
В отделении травматологии немедленно были обнаружены признаки жизни, в виде пяти медсестер, балующихся чаем с плюшками в сестринской. Я хотел было сказать, что мы с внезапной проверкой, но зачем-то поздравил их с праздником и спросил – не могут ли они взять к себе свеженайденного мальчика с распухшей рукой.
 
Сестрички придирчиво на мальчика посмотрели и, с большим сожалением в голосе, сообщили, что мальчик в общем-то годный, но если мы его для лечебных целей привели, то все-таки надо спуститься на первый этаж и дожать приемный покой. Хотя было видно – готовы мальчика оставить и у себя, все-таки праздник, а тут такое счастье подвалило.
 
Спустились обратно, по дороге зачем-то постучались в ординаторскую, дверь открыл докторишка в синем халате и тут же заявил, что он ничего не знает, что мы не к нему, и что валите отсюда.
Наконец мы добрели до того приемного покоя, с которого начали. Паренек с девочкой, осознав, что так просто от нас не отбояриться, сказали «А чего ж вы сразу-то не сказали что вам в травму?», и приняли мальчика. Дальше все пошло отлично. Сделали рентген, кстати – на питерском оборудовании. Все осмотрели, дали советов, это всё, замечу, без полиса. На вопрос – сколько денег вам дать – гордо ответили, что это у вас в Питере так принято, берегите себя и не болейте больше.
 
В целом осмотр лечебных учреждений города Вологды оставил очень приятное впечатление, люди милые, не шлют сразу, а пытаются вникнуть в проблему и послать в нужном направлении.
 
После великого исцеления мы помчались осматривать центр Вологды. Для меня осмотр был омрачен все нарастающим желанием посетить санузел, так как больничный мне категорически не подошел. На центральной площади ситуация накалилась до предела, и тут удачно подвернулся общепит с гордым названием «Гранд Кафе 12 стульев». В гранд-кафе был совершенно прекрасный туалет, с двумя кабинками и, как выяснилось, одним нюансом. Заключался нюанс в том, что электрикой в гранд-кафе заведовал очень экономный человек, который следит за расходом электричества. Выяснилось это секунд через тридцать после моего появления, потому что свет вдруг погас. Я от неожиданности сказал Э-э-э, и свет воссиял снова, но быстро погас обратно. Тогда я хлопнул в ладоши, свет зажегся снова. Пришлось себе всю дорогу аплодировать, это оказалось самое странное посещение туалета в моей жизни.
 
Когда аплодисменты стихли мы все поперлись смотреть на Вологду, и она оказалась крайне красивым городом.
 


Не каждый город может похвастаться такой архитектурой.

 


Замечательные церкви, красивая набережная, очень милые люди. Тут надо отметить особо – вся набережная была заполнена молодежью, причем не гопотой, а вполне себе приличными подростками. Многие на роликах, даже одну девушку на гироскутере видели, что вообще писк сезона и уж никак не ожидали. По реке отлично можно прохватить на катере.

 


А можно - и обратно.

 


В Вологде у людей очень необычный и яркий акцент – там окают. Как оказалось, местная администрация это произношение считает фишкой и остроумно обыгрывает в уличной архитектуре: прямо на набережной стоит скамейка, на которой написано «Посидим, поокаем». Скамейка, замечу, все время не пустует, значит она и удобная и нравится местным жителям.

 


Сразу за монастырем находится детский парк, по дороге к которому стоит мост. По укоренившейся традиции, молодожены на этот мост вешают замки, очень романтично, считаю. Это действительно народная традиция, потому что мост с замками я встретил даже в дикой глуши Псковской области. В некоторых городах безумная администрация с этим явлением борется, замки срезая, а пойманных влюбленных – карая административно. В городе Вологда всё не так. Судя по мосту, там замки холят и лелеют, мост увешан ими весь и выглядит это очень мило и романтично.

 


Сразу за мостом находится парк развлечений, в общем доступе. Тут тоже подход вполне себе вдумчивый – и избушка на дереве, и даже есть сундук на дубе том, висящий на цепях, все как положено.

 


Вот она где, смерть Кащеева

 


Неудивительно, что если администрация так прогрессивно и не для галочки подходит к местам массового пользования, то и молодежь тут будет не бухать и колоться, а кататься на роликах и морально расти над собой.

 


Поужинали в ресторане Огород, не ходите туда.

Уже по пути в машину на центральной аллее города увидели фонари освещения. К сожалению, после посещения заведения Огород я утратил бдительность, и все фотографии фонарей оказались безнадежно испорчены. В двух словах – футуристичные, может и не в теме города, но все равно крутые. Зато я сфотографировал совершенно замечательный дом, вот он.
 


Будь я губернатором Вологодской области, немедленно бы выписал премию главе города – практически везде заметно внимание и вдумчивость. Молодцы!

Как обычно в этом мире, на все хорошее должно быть и что-то плохое. В данном случае это была дорога на Ярославль, а точнее – местные жители, которые по ней едут. Видимо у них слабое зрение, других причин объяснить постоянно включенный дальний я просто не нахожу.
 
С дальним едут практически все, причем как встречка, так и попутные. Я с непривычки еще сперва мигал дальним, и после двух-трех миганий встречные изумленно свет выключали. Но не все. Видимо, я местных традиций не знаю.
А вот еще одна фишка региона – ехать с дальним прямо за фурой. Она свет дальний еще выключила, я только расслабился, и тут из-за нее как выскочит машинка, как сверкнет!
 
Хотя на этой же трассе под колеса чуть не упал прохожий, который на черной, не подсвеченной дороге шел в черной одежде и черной шапке и вообще я его чудом не задавил. Может поэтому и дальний, может они своих пешеходов знают хорошо.
 
Так или иначе, но доехали мы до Ярославля и заселились в самый бессмысленный отель на всем пути. Продолжение следует.
Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика